Главная » 2017 » Апрель » 13 » По следам прочитанного...
11:49
По следам прочитанного...

     

Каждый из нас шел на эти войны самостоятельно, в одиночку.  Шли добровольно.  Хоть чем-то помочь, быть рядом. Разные судьбы, разные профессии… И все же постепенно, не сразу, потом мы, как капельки ртути, стекались и объединялись в единый и сплочённый  организм. И был у этого организма свой статус, билось в нем большое Братское сердце, и жил он по закону совести,  отторгал зависть и жадность, не переносил неправду и стяжательство.

         Мы познакомились на Кавказе, когда  в одной из поездок  судьба свела меня с  ребятами из фонда «Правопорядок»… Я чаще ходил в одиночку, добирался на перекладных, договаривался сам о проживании, иногда «цеплялся» за командировочных… Как то, в Москве, знакомый генерал  посоветовал:

- Поговори  с  фондом «Правопорядок» - они помогут тебе, а ты им.  Мы встретились. Пожали друг другу руки и …  полетели в Чечню.  Мне сразу по духу они показались – шумные, веселые, толковые. Знают свое дело, не лезут на рожон. Руководители - Заречнев Володя и Коля Михайлов. Офицеры. В запасе. Могли бы туда и не ездить – но ездили. Могли бы и не переживать, но переживали. Везли туда все,  что было  тогда необходимо, везли туда все, что могли.

       Несколько лет мы были вместе,  я старался никогда не пропускать благотворительные поездки фонда на Кавказ. Все было организованно четко: борт, груз, вертолет, концерты и встречи на заставах, подарки бойцам, оборудование, стройматериалы…

      Как говорится – шли годы… Кавказ стал тем, чем  и должен быть – добротным и красивым курортом России. Все постепенно успокоилось. Мы с Николаем  стали видеться реже…

      Донбасс.  Война. Все повторялось, как под  копирку: наемники, фашисты-нацики, геноцид русских… Первые беженцы. Летом я  поехал на «разведку» в Ростов-на-Дону. Прибыл в лагерь для беженцев… Недалеко в  небе  прошла губернаторская «вертушка» – дети Донбасса бросились врассыпную от страха… Дети плакали, родители и волонтеры  долго потом отлавливали их из под укрытий. Потом я общался с матерями, пел для детей и взрослых. Пел – Облака Белогривые Лошадки. Фотографировались на память. Я был в камуфляже, взял маленькую девочку на руки, улыбнулся.  Она прижалась и тихо спросила: «Ты ведь не убьешь мою маму?..» Маленькая девочка с Донбасса… Стало ясно – я туда поеду…

     Собирал свой первый благотворительный груз: сигареты, еда, чай, противоударные  телефоны для связи, шоколад,  гитара и две коробки с фильмами:  «Тихая застава» и «Наркомовский обоз».  Собирался быстро и тихо.  Искал только с кем бы посоветоваться, найти нужные контакты…

     И вдруг звонок от Коли Михайлова: «Привет, я только от туда. Сейчас «пустой», но для тебя есть пять Златоустовских клинков…».  И завертелось… Я уже и не считаю сколько раз  потом мы вместе туда ездили и сколько помощи собрали. Много…

        Мне всегда казалось, что о войне я не смогу ничего написать, казалось, что вернулся и забыл сразу… так вроде и есть… но воспоминания навязчивые, лезут и лезут… Так было и после Кавказа и сейчас, на Донбассе… Здесь все настолько сжато во времени, спрессовано, что кажется за неделю проходят месяцы. В обычной жизни по другому - растянуто, размыто, многое упускаешь из виду. Война не праздник, это горе, тяжелая и страшная каждодневная работа. Но там хорошие становятся еще лучше, а плохие – еще хуже. Хороших людей больше, и есть юмор и неподдельная радость, есть нежность и… беда.

     Конец лета, начало осени 2014 года. Перешел «ноль», на блокпосту ДНР меня ждет машина, вокруг ополченцы, форма разнообразная – песочка, камуфляж, даже кожа - кто что достал тому и рады… Познакомились. Меня узнали, заулыбались… Двое из них – Медведь и Платон -  почему то,  в шляпах с широкими полями, прямо как из кино… Рядом с ними стоит исполняющий обязанности министра Культуры  ДНР – Юрий. Молодой парень. В отличие от ополченцев он одет презентабельно – рубашка белая, галстук, туфли, полупальто и... «макаров» на боку.

      Выдвинулись в сторону Донецка. Вечерело. Линия фронта размыта, где чьи блокпосты не всегда ясно… Автоматы торчат из окон, и, подъезжая к постам, сбавляем скорость, но не останавливаемся.

- Батальон Восток! – кричит Медведь и нас пропускают. Время «махновщины»… Нарвались  на какой-то "бешенный" танк, не понятно чей. Ушли «на передок» в сторону заставы, которую ополченцы только что отбили у нациков. Там я  встретил Грека и ребят из его отряда «Греки-отморозки». Грек фигура заметная, сам из Макеевки! Я познакомился с ним еще в Москве, в храме на Воробьевых горах, но это отдельный рассказ… Мы перекусили – картоха, хлеб, чай. Конечно же, пел под гитару, ребята просили исполнить военные песни времен Великой Отечественной, спрашивали – как там в России?..

- «…Смерть не страшна, с ней не раз мы встречались в степи…» Я заметил, что сигареты они ломают пополам и на двоих курят. А у меня две огромные коробки сигарет! Мальборо! Когда распечатали коробки и достали пару блоков, то увидели, что они безакцизные, - кто то засмеялся – контрабанда!.. Грек подхватил: «Серега-Контрабанда». Некоторое время моим позывным был – "Контрабанда"! Но так как я всегда езжу с гитарой на плече, то потом мне, конечно же, дали конкретный неотъемлемый позывной – "Артист"!.. Грек, Платон, Медведь, Койот, Офицер, Байкер, Душман… они внимательно слушали песни, очень трогательно радовались подаркам - кассетам с моими фильмами, стояли в очередь за автографом. Все кассеты я подписал…  Смотрел на них и думал: «Откуда они черпают эту «духовитость», не будучи военным, не на службе, вот так просто взять оружие и пойти защищать свой дом, своих детей, не думая убьют тебя  или нет, не выгадывая блага за подвиги и не требуя медали за участие…». Глядя на них я понимал - они не по приказу сверху на войне, они здесь по велению Свыше, по приказу совести и сердца. Они познали Великую Любовь – Любовь к Родине. И этого  от них уже никому  не отнять! Они по настоящему счастливые и очень родные друг другу люди! И никакие советники сильных мира сего, либералы и негодяи, фашисты и пацифисты, никто и никогда не отнимут у них этого благородного Божественного чувства – чувства патриотизма…

       Потом ночью рванули в Донецк. Не поехали, а именно рванули. По ухабам и воронкам не снижая скорость, летела наша тачанка – жигули! Пробили колесо, и не понятно прокол это или попадание пули. На до мной посмеивались, когда я предложил занять все же круговую оборону, а не стоять в полный рост на обочине возле «зеленки». Через час заменили, но не колесо, а машину – из Донецка пришла другая, свою оставили: «Заберем потом, как-нибудь»…

        На подъезде к городу блокпосты уже выглядели мощнее, дзоты с бетонными стенами, мешки с песком, ополчение в касках. Ночной Донецк поразил своей безлюдностью и красотой. Освещение на улицах включено, даже некоторые дома в центре подсвечены. После черных дорог и темных пригородных поселений – это показалось необычным явлением! На душе полегчало, хоть и слышна канонада, но простые уличные фонари успокаивали лучше любого психолога. Мы стояли в центре города под памятником Ленину и «чистили» свои души и нервы водкой…

       И, вдруг, я увидел то, что врезалось в память и осталось в ней навсегда, осталось как открытка, которую прислали из другой жизни – по бульвару пустого ночного фронтового города шел Трамвай… Звенел и светился вдали… «Это как в блокадном Ленинграде… У нас тоже  трамвай будет ходить всегда» - с гордостью сказал Медведь.

- За мной! – я поспешил наперерез к трамвайным путям. Ребята  с автоматами бросились вслед! Я же в душе романтик, я хотел видеть этого Человека! Увидел - в кабине трамвая сидела молоденькая девушка, она, как и полагается, была в берете!.. Мы упали перед ней и ее легендарным трамваем на колени, она улыбалась, помахала нам рукой… Даже боюсь представить, что чувствовала она минуту назад, когда наблюдала бегущих к ней мужиков с автоматами наперевес…

       Ночевал у министра культуры… Маленькая «двушка», на шестом этаже, жена, дети… Кухня, чай, разговоры о жизни, о будущем и о войне.  Потом мне выделили детский диван, но зато в отдельной комнате!.. Рано утром вышли с Юрой во двор, ждем машину… Некоторые окна забиты фанерой, затянуты пленкой. Деревья раскурочены, качели на детской площадке вывернуты… Перед моим отъездом на Донбасс в  Москве прошел сильный ураган - поломанные деревья, поваленные рекламные щиты.

- Ураган? – спросил я у министра.

- Нет, «Град»…

Через секунду, разглядывая воронки, я понял о каком граде шла речь… Судя по тому, что во дворе было еще не убрано – бомбили недавно…

    Потом были концерты, встречи… Знакомства… Конечно же знакомство с начштаба и с Моторолой… Музей войны, откуда ополченцы забрали противотанковые ружья и с постамента танк Т-34… Потом Саур-могила. Я видел барельефы наших воинов Великой Отечественной, барельефы наших дедов, которых в упор расстреливали укроповские солдаты, солдаты так называемых ВСУ… Услышал рассказ про девочку-подростка, как подорвала она себя под укроповским танком, -  у нее погибла вся семья, над ее мамой измывались и убили у нее на глазах…

- Сорок первый год – вздохнул я…

- Еще страшнее, Сережа… они здесь вытворяли такое, что и не расскажешь, не хватит сил говорить о таком…   

       Город Кировск, ЛНР.  Город прямо на передовой, на линии фронта. В этом городе живут родные Николая –  мама Капитолина и сестра Люся -  «баба Капа» и «Люсьен»!.. Мы останавливаемся всегда в доме у бабы Капы – есть вода и ДУШ! Есть припасенная  специально для нас знаменитая самогонка! И "фирменная закуска - шмат сала!

     Первый раз мы приехали сюда в канун Нового 2015 года! Позвонил Николай: «Сережа, поехали к моим, очень прошу, надо! Весь город ждет! … Гера едет с нами!» Гера – это  Серега Герасимов из минских «Сябров». Наш товарищ еще по Кавказу.

        Время в дороге от Москвы до границы с войной  прошло быстро, но все равно подустали. Ночь, слякоть, моросит дождь со снегом… Мы перегружаем груз в машину, которая пойдет на Кировск вместе с нами. Я подумал – «даже погода как для войны -  ни радости, ни цвета, все серое…» Руководит погрузкой крепкий, немногословный парень «с той стороны».  Познакомились – Серега. Комбат 77… Комбат легендарной бригады «Призрак» Алексея Мозгового.  Везем лекарства, конфетно-вафельные подарочные наборы  для маленьких, огромную искусственную елку, игрушки и многое другое… Везем новогодний праздник и вкусности для детей Кировска.  Для детей, которых бомбами хотят загнать в подвалы, что бы они боялись. Для детей,  у которых «президент укропии»  пообещал отнять школу и право говорить на родном языке, отнимает родителей и право на жизнь… Но как бы не выли эти укроповские черти  племени бандерлогов - Праздник Нового Года в Кировске  состоялся!!! Дети в подвалах не сидели, а пришли в клуб красивые и чистенькие, в костюмах и платьицах! Танцевали вокруг елки, читали стихи Пушкина и получали подарки от Деда Мороза! Дамы на каблуках, мужчины при параде!..

      Потом был концерт для взрослых. Полный зал местного шахтерского Дома культуры. Мэр – наш товарищ Геннадий Александрович, Ольга Ивановна – руководитель сми и идеолог наших побед, Вадим – начальник полиции – все в первых рядах! Я пел под гитару, было тихо, слушали внимательно. Но когда я взял первый аккорд и произнес  «С чего начинается Родина», то не смог сдержать слез – все как один встали и запели со мной хором! И это звучал гимн Кировска, гимн Донбасса: «…а может она начинается с той песни, что пела нам мать, с того, что в любых испытаниях, у нас никому не отнять…»

       После концерта комбат Серега 77 забрал нас к себе на базу… Говорили, общались, потом затянули с Алексеем Мозговым – Любо, братцы, любо!.. Он пел здорово, от души, от сердца… Открытый и честный человек…

        Придет время,  и я подробно напишу о великолепных людях маленького, но уже легендарного города Кировск! О Мозговом, о казаках… О  казаке Саше и о его жене Аллочке, об их семье и обязательно об их раненной собаке - боевом мопсе! О Знаменитом хирурге Семене Балахон, об отце Леониде и отце Михаиле, о нашем родном уже иркутском ансамбле «Казачья застава» Михаила Корнева и о многих других…

       Заехали в отряд к атаману Паше… Саня казак, конечно же, с нами, он с отряда, но еще и  друг Николая с детства. Ремонтные мастерские, столовая, склад, печь-буржуйка в теплушке и двухъярусные кровати… Чисто, аккуратно, все разложено по местам, над обеденным столом надпись: «Кто не убрал за собой посуду – тот Ляшко». Над выходом на улицу плакат: «Бандерложество – смертный грех»… На войне юмор своеобразный, без него нельзя. Сколько раз я замечал, что те, кто ходит рядом со смертью – никогда не упустят возможность посмеяться и пошутить самому… Нас встречает батюшка Пимен. Он не первый раз здесь, прибыл с Краснодарского края своими колесами, привез тоже гуманитарку казачкам… Обнялись троекратно, батюшка в восторге от встречи – не ожидал! Громогласен, хохочет! Чувствую – пахнет от него спиртным. Атаман Паша улыбается и тихо шепчет: « То для него "смела вода"!  Ничего,  через пару дней оклемается, привыкнет и начнет служить, "смела вода" будет уже не нужна!» …  В отряде у него не пьют. Атаман показал на ящик с бутылками – весь целый, каждый может подойти и взять, но не берут, только по праздникам!..

        Помню, приехали мы в Алчевск, пошли в штаб к Мозговому. Отец Пимен в рясе, с крестом, бойцы здороваются и подходят за благословением… Вдруг он видит, что стоит в сторонке боец и не идет к нему.

 – Это еще что такое! – возмутился Пимен.

 – Да он, батюшка, не верующий, татарин он - говорят ему.

- Ко мне! – командует батюшка. Боец смущенно подходит. Батюшка перекрестил его, благословил, сказал вдруг тихо и тяжело: «Не помешает»…

     В кабинете у Мозгового пьем чай. Алексей Борисович слегка «выбит». И я понимаю почему – перед ним, помимо друзей, еще и известные столичные артисты из Москвы и из Минска! Но ни видеокамер, ни журналистов, ни «свиты» с нами нет! Одеты мы по простому, ничего не просим..!  Наша походная концертно-благотворительная бригада в этот день готовилась к концерту в Детском центре творчества города Алчевск. Мы привезли подарки детям, обсуждаем, куда и кому сколько распределить. Мозговой тоже одет в камуфляж. Но вечером он пришел на концерт при полном параде – мундир, папаха, сапоги блестят… Попросил меня: «Сережа, я перед вашим концертом на сцене буду награждать своих бойцов. Пожалуйста, встань рядом со мной – ребятам будет приятно…». Уважил. Помню, Александра тогда наградили. И Николая.  

      Поселок Донецкий, рядом с городом… На праздник 9 мая едем туда к старикам-ветеранам. Везем незамысловатые подарки и матпомощь… Поселок в восьмистах метрах от вражеских окопов, разгромлен, почти безлюден. На двери подъезда пятиэтажки надпись: «Здесь живут люди». Заходим –  Анатолий Иванович, на пиджаке красуются медали: «За отвагу» и еще одна - вьетнамская.  За сбитый американский «фантом»…  В одной из квартир – общая кухня. Здесь трудятся в основном женщины. Главная - наша знакомая Антонина Ивановна. Туда приходят, едят и общаются оставшиеся в живых люди… Держатся вместе, выживают, борются! Но смеются, не унывают – под фашистами из Украины никто ходить не хочет…

       День шахтера на Донбассе – святой день. Я после Донецка, где выступал в этот день перед городом на открытой площадке в одном концерте вместе с Юлей Чичериной, рванул в Кировск! Там все – Коля Михайлов с братом Валерой, Гера, Миша Корнев с командой – весь город гуляет! Огромные колонки, которые тоже привезли мы в подарок городу – развернуты в сторону укропии.  Мы поем, поем от души и от сердца. Мы уже – Почётные Граждане Кировска ЛНР !!! Год назад, в такой же день шахтера, я пошутил при награждении этим званием – мол, к званию полагается и мотоцикл с коляской! И вот, заканчиваю петь, и мне выкатывают на площадь перед сценой … мотоцикл с коляской!!! Раритет, собрали и отреставрировали своими руками!!!

       Вечером всей командой во главе с бабой Капой едем на день рождения к старейшему шахтеру дяде Коле – ему 86 лет. Тетя Люся – супруга, дочери – Татьяна и Галя. Друзья и родственники! Гуляем от души, во дворе, тепло и уже ночь. Дядя Коля играет на гармошке, все по очереди поют частушки, танцуют и хохочут! Шумно, весело!!! Я снимаю на телефон и отхожу чуть подальше от общего застолья и гвалта, чтоб сказать для сьемок какие-нибудь слова на память… Прислушался, а не так далеко  слышна артиллерийская канонада… Как потом выяснилось – бомбили рядом – Стаханов…  Возвращаюсь  к застолью,  гармошка и смешная частушка.

 -…и сижу любуюся во что же я обуюся! - вставил свою и я.  Нет, этот народ не победить!

        После очередного «котла», Грека назначили первым мэром освобожденного Дебальцево. И он сразу же попросил меня приехать и дать первый концерт в освобожденном городе, прямо на центральной площади. Я собрал коробки с шоколадом и конфетами для детей, куличи и свечи – приближалась Пасха… Позвонил Николаю.

 – я с тобой поеду, вдвоем веселее - не раздумывая ответил он. Коробки с шоколадом тяжелые, с конфетами не легче – как потащим через границу? Я показал тележку на колесиках, мол, приобрел специально. Коля расхохотался: «Хотел бы я посмотреть, как народный артист  и офицер, вдвоем, с гружеными «кравчучками» мимо изумленной публики туда-сюда ходить будут!..» Смеялся он от души, представляя нас  с тележками-кравчучками… Но свою, старенькую,  все ж таки, тоже прихватил с собой! Нас пропустили на своих колесах, и потом мы ехали по многострадальному Донбассу и пели хором легендарные и любимые военные песни… По пути в Дебальцево Николай пересекся с кем-то из своего города и передал небольшой груз. Оказалось - радиостанции для отдела полиции. Встречал же нас Вадим Юрьевич,  начальник отдела. Позже мы поближе познакомились с ним и его ребятами.  

      Сыграли концерт на площади. Грек поставил небольшую сцену, а за ней, как декорация, стоит дом  в несколько этажей с зияющими выбитыми окнами… Привезли генератор и колонки. Зазвучала музыка, я стал петь… Там, вдалеке, в конце сквера, стоит очередь за продуктами, которые жителям выдают бойцы ополчения. Я вижу, как из очереди поглядывают в сторону сцены… Людей возле сцены – раз два и обчелся. Но постепенно, из разрушенных домов, из прилегающих улиц стали выходить  люди. Меня потрясло то, что они не сразу приближались к сцене, а постепенно придвигались все ближе и ближе!.. Сразу и быстро, без подготовки, прибежали только дети – осмотрелись, пригляделись и…стали вместе со мной петь вслух!.. И только где-то минут через тридцать – все сплотились вокруг сцены и мы уже пели все вместе – и дети и взрослые… После я долго подписывал автографы, чувствовал, как периодически меня трогают – то за плечо, то за руку – это правда, что он?...

      Потом мы с Николаем и Мишей (он приехал вместе с Греком из Донецка) пошли на передовую… Кругом заминировано, идти только след в след буквально, разбитые орудия, снаряды, техника сгоревшая и искорёженная, башня танка оторвана и «качается» на стволе воткнутом в землю… С танком возятся двое бойцов – пытаются найти и снять то,  что уцелело. Приветливо помахали нам… Пришли в лагерь –командир дает три выстрела в воздух – общий сбор. Из под земли, именно из под земли стали появляться ребята… Молчаливые, недоверчивые – кого это принесло? – руки разбиты и в коростах, глаза впалые… На костре булькает похлебка… Мы сели вокруг костра, я достал гитару… Пели, разговаривал… И вот когда эти недоверчивые мальчики, прошедшие ад на земле, стали подпевать мне тихо «Старшину», а потом затянули смелее и с улыбкой «Облака белогривые лошадки» - я уже знал, что мы не зря здесь, что несколько человеческих душ мы спасем от озверения, от безысходки, от тупика войны…

      А потом, ночью, на улице, громко, зная, что нас слышит весь Дебальцево, вся передовая и, конечно же, враги – пели, обнявшись вместе с Греком и Мишей: «Этот день победы, порохом пропах...» Пели не от злости или злорадства, а от понимания того, что мы никогда не предадим ни дедов своих, ни великой истории Родины нашей… И от этого становилось на душе светлее, как от молитвы…

     Конфеты и куличи принесли во двор Храма. Шла служба, мы зашли к настоятелю, он нашел секунду и благословил нас, сказал что куда поставить. Мы  перенесли наш груз к подсобке, поставили на скамейку. Я увидел, как из мешка выпала цветная игрушка... Моя дочь, зная, что я собирал  и приобретал сладости для детей, сама сложила в отдельный мешок большую часть своих игрушек. Попросила передать детям на войне… И вот я смотрю на эту игрушку, такую знакомую и родную, и защемило сердце. Эти напуганные и голодные дети войны как-то вдруг стали еще ближе и роднее…  

      Такое же щемящее чувство родства я испытал, когда мы приехали в Дом  Милосердия в Кировске… Дом, который мы всеми силами поддерживаем, ремонтируем после бомбежки, привозим необходимые инструменты и технику. Галя и Надежда повели нас на встречу со своими подопечными-постояльцами -  бабули в новеньких халатиках, в платочках, даже носки им привезли «по форме»… Но сначала завели меня в «кинозал» - небольшую комнату на втором этаже. Похвастать! Стоят стульчики вряд, а на стене висит большой телевизор. Этот телевизор пару лет был  сначала у меня дома, по нему шли мультики, новости, потом я снял его со стены и передал Николаю – отвези… И вот смотрю я на этот телевизор, как на часть какого то далекого, но близкого мне мира, как на родное существо, как на бойца, который теперь служит здесь. И, вдруг, понимаю, до боли и щемящей тоски, что все вокруг меня становится таким же родным …

     И пусть нет у нас сейчас ни бортов, ни вертолетов, заменяют их иногда тележки и крепкие руки… Но опять бьется общее большое Братское Сердце! А значит, появляются улыбки и надежда на будущее, вера в людей, и  самая правильная любовь!

       Вот такие мысли родились в моей голове, такой ворох воспоминаний всколыхнула книга моего друга "Заметки офицера запаса...". И я благодарен другу за эту книгу, за его не успокоенность, за истинную преданность Родине. Я знаю, что в книге есть самое главное,  есть то, что сильнее любой силы  –  в ней Душа и Правда!..

Почетный гражданин города Кировска

 Сергей Маховиков.

Апрель 2017 год

Просмотров: 134 | Добавил: ovp | Рейтинг: 5.0/3