Главная » 2018 » Август » 30 » Виктория Шерстюк: «Я поддерживаю приговор Украинского народного трибунала»
09:28
Виктория Шерстюк: «Я поддерживаю приговор Украинского народного трибунала»

Украинский народный трибунал на заседании в Луганске признал президента Украины Порошенко виновным в военных преступлениях на Донбассе и приговорил его заочно к пожизненному лишению свободы.

Слушания проводились по законодательству Украины, с учётом международного права, а все судьи были -  украинские граждане.

Все статьи обвинений, в общей сложности их было 24, были разделены на шесть блоков: «Геноцид», «Блокада Донбасса», «Пропаганда войны», «Пытки. Грабежи. Разбои», «Создание незаконных вооруженных формирований» и «Использование вооруженных сил против гражданского населения.

22 июня состоялось оглашение приговора Украинского народного трибунала на Театральной площади Луганска.

Значение этого события трудно переоценить. Вина военных преступников была полностью доказана, решение народного трибунала было всецело одобрено жителями Луганской и Донецкой народных республик на народном сходе. Как сообщили судьи, все материалы будут переданы в Верховный суд Украины для вынесения официального приговора, когда к власти в Киеве придут люди, которые выполнят Минские соглашения.

Факты, представленные в ходе сбора обвинительных доказательств, поражают жестокостью и циничностью действующего украинского режима по отношению к жителям Донбасса. Они не перестают будоражить их умы, пробуждают воспоминания, которые невозможно забыть.

Кировчанка Виктория Шерстюк, ставшая участником Украинского народного трибунала в качестве свидетеля, дала нашему изданию интервью, в котором поделилась своими впечатлениями и ответила на наши вопросы.

- Виктория Николаевна, в апреле текущего года Вам довелось участвовать в заседании Украинского народного трибунала. Скажите, пожалуйста, приходилось ли Вам до этого участвовать в каких-либо судебных заседаниях?

- Вы знаете, как говорится, Бог миловал. Это был мой первый опыт. И сразу – не обычный народный суд, а народный трибунал.

- Скажите, а как получилось, что именно Вы выступили свидетелем военных преступлений украинской власти на этом заседании? Ведь, скажем честно, в больнице есть и руководство, и профсоюз, и просто авторитетные люди, которым не раз приходилось представлять медицину города на разных уровнях. А поехали на заседание Вы?

- Да, Вы правы. Я – скромный работник горбольницы, относящийся к среднему медицинскому персоналу. Но мне доверили представлять медиков города, я думаю, потому, что я действительно была свидетелем того, что происходило в это время в городе, городской больнице Кировска. Я пережила, испытала и видела лично, что тогда происходило. Это были мои чувства, мои эмоции и переживания. Мною владело чувство страха за своих детей. Поэтому, наверное, это был тот нестандартный случай, когда нужен был не столько авторитетный человек, сколько человек, способный рассказать правду. До этого я редко участвовала в какой-то общественной работе, мне было не до этого, а в этот раз я без уговоров согласилась принять участие в судебном заседании народного трибунала, так как внутри у меня было горячее желание высказать всё, что накопилось за это время в адрес украинской власти. А судебное заседание оказалось как раз такой трибуной, с которой меня могли услышать все.

- Виктория Николаевна, я слышала ваше выступление в записи на этом заседании. Чувствуется, что Вы волновались. Это естественно. И в то же время Вы на все вопросы находили очень простые и понятные ответы.

- Да, я хоть и волновалась, ответила практически на все поставленные мне вопросы и судьями, и прокурором и защитником. И это произошло потому, что я отвечала на них своим сердцем, своей душой, своей памятью. Мне не нужно было для этого специально готовиться. Были вопросы, на которые я не могла точно ответить – тогда я честно отвечала, что по этому поводу я ничего не могу сказать.

- В начале Вы рассказали о себе, о том, как Вам пришлось уволиться из Стахановской больницы и устроиться в Кировскую, так как зарплату не платили, и не было средств на проезд. Вы сообщили участникам заседания о невозможных условиях в кировской больнице, когда исчезало освещение в ноябре 2014 года, когда начались массовые обстрелы города, о том, как появилось много раненых, пострадавших.

- Да, я наверное, на всю оставшуюся жизнь запомню тот страшный период. Детей, стариков много было. Бабушек привозили с сердечными приступами. То есть, именно гражданского населения. Медикаментов практически не было. Периодически пропадало освещение (благо, был генератор). Мы бинты резали на 2-3 части, чтобы можно было как-то оказать первую помощь. Антибиотиков не было. Многие медики, их семьи жили у нас в больнице, так как у них были разрушенные дома. Много пострадавших, огромное количество сотрудников, с детьми. Я с семьёй тоже жила больнице. Об этом, ничего не скрывая и не придумывая, я и рассказала на том заседании.  А сейчас ещё хочу себя дополнить. Медицинское учреждение в военное время – это всегда по законам гуманизма учреждение, не подлежащее никакому силовому насилию. А здесь мы мало того, что остались без должного обеспечения, ещё и подвергались обстрелам. Я не думаю, что украинские военнослужащие не знали, куда они стреляют, и кто там может находиться. Это спланированный прицельный огонь по больным и раненым, по медицинским работниками, старикам и детям.

- Виктория Николаевна, на заседании Украинского народного трибунала Вам довелось ответить на несколько вопросов, связанных с описанием ситуации по обеспечению питанием и  медикаментами. Что конкретно интересовало суд?

- Да, меня спрашивали, чем кормили пациентов? Прокурор спрашивал: были ли трудности с приобретением продуктов питания, медикаментов? Я рассказала, как в больнице варили на воде суп с небольшим количеством крупы и зелени. Как его кушали и больные, и персонал, и дети. Правдивость этих моих слов подтвердят те, кто в это время находился в больнице. А спросили меня об этом, я думаю, для того, чтобы понять: почему в то тяжёлое время неравнодушные люди, волонтёры могли доставить нам гуманитарную помощь, а государство по имени Украина, гражданами которого мы были, не могло найти способа помочь нам. Ни Красный Крест, ни гумконвой от Украины - ничего! Мы просто были брошены на выживание. Если бы было достаточно медикаментов, многие бы выжили. Если бы нам выплачивали зарплату, а пенсионерам – пенсию, также меньше вреда здоровью наших людей было бы нанесено. Разве это не преступление против своего народа? Ведь всё это – нервы, недоедания, волнения, а в итоге - болезни и смерти. Вот я, например, уже 4 года не получаю от украинского государства пособия на детей и никто от него не поинтересовался, как я живу. И самое главное – Украина на том периоде могла всё это сделать, то есть выплаты населению обеспечить. Это были только отговорки, что не могут. А зачем лишние хлопоты?

Поэтому все нынешние оправдательные речи о том, что орудия украинских карателей были направлены против мифических оккупантов – не больше, чем сказка, рассчитанная на украинцев, не знающих, как и что здесь было. На самом же деле – спланированное, тонко рассчитанное уничтожение части собственного народа.

Меня спрашивали на судебном заседании, какого характера были ранения у населения? Я ответила, что осколочные, потому что раненые попадали к нам в больницу, и я это знаю. Из чего стреляли, я не могла ответить, так как я не военный. Но нас обстреливали неоднократно. Больница наша находится на возвышении, обстреливали её здание и окрестности. В ноябре 2016 года, в январе 2017-го в ходе обстрела вылетели в корпусе все окна. Многие это помнят. Это было зимой, было холодно. Всеми возможными и невозможными способами мы закрывали и забивали окна. И я не думаю, что те украинские формирования, которые открывали по нам огонь, не знали, куда они стреляли. Всё это делалось умышленно. На вопрос, с какой целью это организовало правительство Украины, я ответила: «Чтобы привести к гибели жителей Донбасса». Другой ответ мне не пришёл на ум.

- Известно, что на судебном заседании Вы не ответили на вопрос защитника о том, была ли в 2014 году возможность банковским работникам обеспечить выплаты населению. Наверное, он имел ввиду возможное наличие в городе вооружённых людей без знаков отличия, силовых действий со стороны которых опасались банковские и финансовые учреждения, на что Вы ответили, что военных в городе вообще не было, кроме милиции. Сейчас у Вас не появился ответ на этот вопрос?

- Вы знаете, я стремилась быть предельно честной. И на этот вопрос я как-то не нашла тогда ответа. Помню, что банковские учреждения в 2014 году быстро свернули свою деятельность, заблокировали людям счета и исчезли. Думаю, что они выполняли поступившую от правительства страны или президента Украины команду. А, не будь этой команды, люди продолжали бы получать выплаты и, возможно, ситуация смогла разрешиться более мирным путём.

- Были к Вам вопросы и относительно причин выезда врачей, учителей.  Дескать, они уехали добровольно или их принудили? Вы ответили, что, на Ваш взгляд, добровольно. Как Вы думаете, что этим вопросом хотел сказать защитник?

- Ну, я не знаю. Думаю, что я ответила правильно. Ведь, когда начались обстрелы, а у многих были дети, нельзя ведь постоянно жить в страхе, в больнице или бомбоубежище. Поэтому многие и уезжали. Я думаю, их не стоит осуждать за этого. У каждого – своя ситуация. Принуждение кем-то такого количества людей просто невозможно.

- Пришлось Вам, Ольга Николаевна, ответить на заседании народного трибунала и на вопрос присяжного заседателя: Кто, по Вашему мнению, вёл обстрел? ВСУ? Направление стрельбы известно? И кто там находится? Почему Вы так уверенно на этот вопрос ответили, ведь Вы – не военный?

- Мне кажется, все, кто здесь живёт эти 4 года, знают точные ответы на все эти вопросы. Причём однозначные. Как говорится, вариантов здесь нет. Известно, что снаряды к нам  прилетают со стороны Новотошковского, Золотого, Попасной, оттуда, где находятся позиции ВСУ и это подконтрольная территория Украины.

- Член военного трибунала выразила благодарность Вам за то, что в трудное время Вы остались и оказывали помощь и помогали жителям выжить. Это дорогого стоит. Вам действительно выпала, можно сказать, историческая миссия. Когда-то будете внукам об этом рассказывать. Скажите, а страха никакого Вы не испытывали, когда дали согласие на участие в УНТ?

- О детях, как мать, я, конечно же, подумала. Но страха, нет, не было. Весь страх остался там, в 2014-м, 2015-м, 2016-м, 2017-м. Что уже может быть страшнее? Нужно обвинять, нужно говорить правду. И чем больше нас будет, тем больше будет страх у тех, кто нас поставил за черту выживания и кто хотел нашей смерти.

- Виктория Николаевна, во время работы Украинского народного  трибунала постоянно подчёркивалось, что слушания проводятся по законодательству Украины, а все судьи — украинские граждане. В Украине в этом увидели отказ России от поддержки Республик. Что Вы по этому поводу думаете?

- Я думаю, что россияне – это единственные наши братья, на поддержку которых мы надеемся. И наша связь никогда не разорвётся. А почему суд был украинским и по украинскому законодательству? Ну, ведь мы до сих пор являемся частью Украины и гражданами этого государства. Мы – не враги Украины и украинского народа, мы против нынешнего преступного украинского режима. Вот и всё.

- Известно, что в Украине уже трибунал назвали фарсом и фейком, организованным Москвой и сепаратистами для дискредитации украинской власти и для отвлечения внимания жителей неподконтрольных территорий от социально-экономических проблем. Что Вы по этому поводу скажете?

- Да, пусть считают. Что запоёт верхушка украинской власти, когда наступит время – и к ним реально будут предъявлены обвинения? Ведь в истории уже случались такие истории, и нередко. Они храбрятся, а на самом деле боятся, оправдываются. Вот, например, донецкий лингвист и журналист Игорь Ревякин, который свидетельствовал против Петра Порошенко, напомнив, как украинский президент пообещал в 2014-м году, что донецкие дети будут сидеть в подвалах, что было прямым призывом к войне. И сразу же появились в СМИ разные объяснения от приближённых Порошенко, что его слова вырваны из контекста – он совсем не то хотел сказать. Но сказал и сделал? Пусть теперь отвечает.

- Скажите, пожалуйста, а какое впечатление на Вас произвёл народный сход в Луганске, на котором оглашался приговор УНТ?

- Конечно же, непередаваемое. Вопреки украинским пропагандистам я хочу сказать, что люди сами стремились попасть на это мероприятие, ехали, добирались, никто их туда не гнал, со всех уголков нашей Республики. Все желающие хотели выразить свою гражданскую позицию. Невозможно было спокойно воспринимать те события, которые мы и так хорошо помнили: и майдан, и госпереворот в Киеве, и агрессию против Донбасса.

Невозможно было слушать показания пострадавших от киевских силовиков жителей Донбасса на слушаниях народного трибунала. Помню, одна из пострадавших рассказала, что у нее в январе 2015года погибли дочь и внучка, через полгода от сердечного приступа умерла сестра. Они получили страшные увечья, от которых и скончались. Такие истории, если захочешь, не придумаешь, они взяты из жизни.

Ведущий спросил участников схода, допустимо ли такое отношение к людям в XXI веке, на что толпа проскандировала «Нет!» «Это наша земля, это наша Родина! Донбасс мы не бросим!", - подчеркнула жительница нашего прифронтового поселка Донецкий Любовь Гармаш. «Всенародный сход, оставим ли мы свои города и поселки?» - обратился ведущий к участникам схода, на что все мы несколько раз проскандировали «Нет!». Это был какой-то единый порыв, единый крик, единое решение.

- Известно, что Украинский народный трибунал на заседании в Луганске признал президента Украины Порошенко виновным в военных преступлениях на Донбассе и приговорил его заочно к пожизненному лишению свободы. Кроме Порошенко, виновными в военных преступлениях признаны глава МВД Украины Арсен Аваков, секретарь Совета нацбезопасности и обороны страны Александр Турчинов, спикер Верховной рады Андрей Парубий, глава Минобороны Степан Полторак и начальник Генштаба ВС Виктор Муженко, а также экс-премьер Арсений Яценюк и действующий глава кабмина Владимир Гройсман. Все они заочно приговорены к пожизненному заключению. Оля, скажите, Вас устраивает такой приговор? Вы этого ожидали?

- Ну, предполагала, что где-то так и будет. А вообще, очень точный ответ по этому поводу дал Глава нашей Республики Леонид Пасечник, я с ним вполне согласна. Он сказал: «Я согласен с приговором, разделяю мнение жителей, которые сегодня здесь собрались. Все правильно. Виновные должны понести наказание за преступления, совершенные против народа, - отметил он в беседе с журналистами. - УНТ - это мощный механизм, мы судили преступное руководство Киева по законам Украины». После оглашения приговора на Театральной площади звучали продолжительные аплодисменты участвующих в Народном сходе жителей, что свидетельствовало о всеобщем его одобрении. Как сообщили судьи, все материалы будут переданы в Верховный суд Украины для вынесения официального приговора, когда к власти в Киеве придут люди, которые выполнят Минские соглашения. И мы на это очень надеемся.

Просмотров: 18 | Добавил: ovp | Рейтинг: 0.0/0