Главная » 2018 » Май » 8 » «Я за наградами не гнался»
10:50
«Я за наградами не гнался»

Героя своего рассказа я нашла на посиделках у соседки, живущей с ним «дверь в дверь». Встретившись с 92-летним ветераном минувшей войны Александром Фёдоровичем Сомовым, я лишний раз убедилась, что люди, прошедшие тяжёлые жизненные испытания, бывают порой необычайно жизнестойки. Живой, с огоньком в усталых глазах, словоохотливый (конечно, все эти комплименты – с оговоркой на его возраст – прим. автора) бывший фронтовик порадовал меня своим достаточно бодрым видом.

Родился в имении гетмана Мазепы.

 «Не сглазьте, я это не люблю», - будто бы сердясь, заметил мужчина - и мне сразу же стало ясно, что приблизительно в такой же манере он будет беседовать со мной и дальше.

Конечно же, бодрость пожилого человека – понятие весьма относительное. Передвигается он с палочкой, которую называет своей «третьей ногой», на небольшие расстояния. Едва зайдя в квартиру, Фёдорович вздохнул и посетовал на то, что последнее время ноги стали плохо слушаться. Познакомившись, когда последний холодок недоверия между нами растаял, мы неспешно начали беседу, в ходе которой мой собеседник не раз поражал меня своей памятью, житейской мудростью и хорошим чувством юмора. Мне даже показалось, что свой рассказ под названием «Жизнь Александра Сомова» ветеран не раз уже «прокручивал» в своём воображении.

Родился он в 1925 году в селе Степановка Рыльского района Курской области. Сообщив об этом, мой герой многозначительно посмотрел на меня (мол, не слышала о таком?). Оказывается, это село известно тем, что основал его гетман Украины Иван Мазепа в начале ХYIII века, назвав имение в честь своего отца. Пожалованное самим Петром поместье после побега из России гетмана переходило от одного известного исторического персонажа к другому, пока не оказалось у князей Барятинских. Так эта достопримечательность сейчас и называется «Усадьба князей Барятинских».

Александр Сомов здесь, конечно же, не причём - его родители были простыми крестьянами. Но эта местность – его Родина. «Какая там красота!», - зажмурившись, говорит  Фёдорович. Давно не бывал он в родных краях, откуда и на фронт его забрали, где нашёл и свою судьбу на всю жизнь - супругу Валентину.

Начало службы запомнилось авианалётами немецких истребителей.

Семья Сомовых была большая – семеро детей (три сестры да три брата, не считая самого Александра). Отец с матерью работали в совхозе, батя - бригадирствовал. Ветеран тяжело вздыхает: «Никого из братьев-сестёр уже не осталось, все - там». Один из братьев, танкист, погиб в битве на Курской дуге.

До сих пор для Александра Фёдоровича памятен день освобождения села от фашистской оккупации. Это было 8 марта 1943 года. А третьего апреля этого же года восемнадцатилетнего Сомова призвали на службу, на войну.

Ветеран вспоминает, что до Курска новобранцы шли пешком, а затем эшелон таких же новоприбывших направили в Чувашию, в учебную часть. Обучали на сержанта пехотных войск. «Матушка-пехота, как говорится, царица полей!» - смеётся бывший солдат. Три месяца погоняли – и на фронт. Сначала новоявленный боец попал в Тулу, где шли бои. Александр Фёдорович запомнил начало службы – как раз начались авианалёты немцев. «Много погибло из братвы», - с грустью рассказывает ветеран. На этой позиции стояли орудия, которые были распределены между вновь прибывшими бойцами. А дальше пошло-поехало, дни за днями, переходящие в месяцы.

Освобождал Орёл и Смоленск, Минск. Боевыми дорогами дошёл до Польши.

«В освобождении каких населённых пунктов Вы участвовали?» - спрашиваю я. «Орёл освободили, затем – Смоленск. 4 июля 1944 года – Минск. Когда нашим бойцам удалось преодолеть мощное наступление врага из районов Орла и Белгорода, мы перешли в контрнаступление. Советским Главнокомандованием ставилась задача отбросить врага еще дальше от Москвы, а также освободить город Смоленск, открыть дорогу в Белоруссию. Немцы остервенело оборонялись на этом направлении: ставили проволочные заграждения, минировали поля, устраивали доты, дзоты, а также противотанковые рвы. На исходе августа и в начале сентября 1943 года были освобождены Ельня и Дорогобуж. А затем наши войска прорвали оборону врага и освободили ряд городов и Смоленск. Продвижение нашей армии было стремительным. Наши войска вступили на территорию Белоруссии. Десятки и десятки тысяч полегло здесь наших воинов, многие получили ранения и увечья», - делится своими воспоминаниями ветеран Александр Фёдорович Сомов.

В Белоруссии, во время одного из боёв, подстерегла и нашего солдата беда – получил осколочные ранения. Александр Фёдорович показывает руки, на которых рубцы и уплотнения от заживших ран – часть осколков навсегда осталась в теле ветерана. И снова шутка: «Есть и здесь осколки, – ветеран показывает на область живота, - но я показывать не буду». И грустно улыбается.

Подлечившись, солдат до Польши дошёл со своей частью. Здесь её расформировали. А Александра Сомова снова направили на обучение. Дело в том, что для обнаружения воздушного противника и оповещения о нём войск была организована служба воздушного наблюдения, оповещения и связи. И сержанту предстояло постичь, как обнаруживать воздушного противника? Постиг. В этом деле, правда, были свои тонкости. По словам Фёдоровича, нужно было уметь распознавать немецкие воздушные средства. «А там уже их встречали наши!». Вскоре часть, в которой служил Александр Сомов, вернулась в Минск, где сержант нёс службу до 1947 года.

Демобилизация. В Донбасс на работу. Непосильная «Кондратьевка».

Радостной и долгожданной для фронтовика вестью было известие о демобилизации и возвращении домой, где он не был долгих пять лет. Наконец-то он вернётся в родную Степановку!

«Перед отправкой домой меня снабдили в части отличным пайком. Помню, был февраль, снега тогда выпали большие, морозы стояли лютые. Я добрался в село, стучу в окно своего дома. Родные выбегают, встречают, рады», - вспоминал, растрогавшись, Фёдорович. И даже процитировал строки из поэмы «Василий Тёркин»: «Вот пришёл я с полустанка в свой родимый сельсовет. Я пришёл, а там гулянка…». Немного отдохнув и навестив родных, фронтовик решил устроиться на работу. А в это время шахты уже восстанавливали. Как раз в отпуск из Донбасса приехал двоюродный брат Александра. И стал агитировать родственника поехать с ним в Горловку на шахты. Тот отправился и устроился на шахту «Кондратьевка».

Условия на этой шахте были очень тяжёлые. Обычной практикой тогда было использование в шахте лошадей, которые тянули вагонетки с углем от забоя к подъему. В горных выработках скапливалась вода - и чуни, которые выдавали тогда шахтёрам, приходилось постоянно выжимать. «В войну не погиб, так здесь погибну зазря», - подумал Александр Сомов. – Нет, браток. Я смываюсь». И вернулся в своё село.

Вся жизнь – в посёлке Криворожье.

Вскоре отец через знакомого офицера устроил сына работать в охрану санатория «Марьино». «Вот здесь-то я наконец-то отдохну!» - мечтал Александр Сомов.  Место и в самом деле было живописное: кругом парки из берёз и лип! Но долго отдыхать ему не довелось. Пионерский лагерь, который охранял мужчина, перевели на другое место - и работы снова не стало. Зато произошло другое важное событие. Фронтовик познакомился с девушкой из соседнего хутора Валентиной, которая и стала его женой.

В это время Александр Фёдорович предпринял вторую попытку устроиться работать на шахте. На этот раз его сагитировал брат жены. Так сержант в отставке Сомов попал в посёлок Криворожье, что вблизи Брянки, где и прожил основную часть своей жизни.

Вначале устроился сам (работал крепильщиком, проходчиком на шахте «Криворожской»), а затем выписал жену. Причём - с помощью начальника шахты, так как это дело было непростым: жителям сельскохозяйственных районов паспорта не отдавали, чтобы не лишиться работников.

Молодой семье выделили одну комнату в двухэтажном доме. Подрастали две дочурки – Тоня и Оля. Со временем Александр и Валентина приобрели хороший дом на земле, обустроенный всем необходимым и с огородом. В общей сложности Фёдорович прожил в Криворожье тридцать пять лет.  Но всё изменила смерть жены, заболевшей неизлечимой хворью. С Валентиной ветеран прожил сорок пять лет.

Вот уже двадцать три года в Кировске.

Два года Александр Фёдорович жил сам. Но затем его старшая дочь Антонина, получившая образование в Кировском техникуме и вышедшая замуж за кировчанина, стала настойчиво уговаривать отца переехать в Кировск, поближе к ней. Не хотелось ветерану покидать Криворожье, но поддался уговорам дочери. Хотя и сейчас со слезами на глазах вспоминает и свой дом, подворье, и огород. Там же остались и друзья-горняки.

И вот уже более двадцати лет Александр Фёдорович Сомов живёт в Кировске, на квартале 50-летия СССР. В соседнем подъезде живёт его дочь Антонина.

Жизнь обрела новый ритм. Александр Фёдорович в основном сам себя обслуживает. Он умеет сам хорошо готовить – говорит, что научился этому на войне. В квартире -  чистота и порядок. Есть телевизор, но ветеран смотрит его не часто. А вот новости по приёмнику, в том числе и кировские, слушает регулярно. Мужчина по возможности двигается: спускается во двор, заглядывает «на огонёк» к соседям, ходит к дочери. Рассказывает, что скучать ему не приходится. Не забывает о нём и город. Звонят периодически из городского совета ветеранов, интересуются делами и здоровьем, приходят школьники, наведываются работники социальных служб.

От пуль не прятался, но к наградам не стремился.

«Ну, а какие у Вас награды, Александр Фёдорович?» - спрашиваю я. «Вы знаете, а у меня их не много. Я к наградам не стремился. Хотя всю жизнь работал, лёгкой жизни не искал. И от пуль на войне также не прятался», - ответил мне ветеран.

И всё же Александр Фёдорович надел свой парадный пиджак, с наградами, которые у него, конечно же, есть. Это Орден Великой Отечественной войны 2-й степени, Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», Знак «Гвардия» и юбилейные медали. А не так давно у Александра Сомова появилась и медаль, врученная ему от руководства ЛНР – посвящённая 70-летию Победы, которую он с гордостью мне показал.

Но об этой, нынешней войне мы с ветераном как-то не поговорили. Не зашла об этом речь. Хотя я знаю, что дом, в котором живёт Фёёдорович, - один из наиболее пострадавших от обстрелов украинских карателей. Похоже, что выносливости бывшему фронтовику не занимать.

Возвращалась я со встречи с Александром Фёдоровичем Сомовым с неожиданно лёгкой душой. И это было удивительно. О чём я думала? Избегая чрезмерного внимания к своей особе со стороны общества, какого-то излишнего преклонения, этот скромный человек (один из немногих, оставшихся в живых участников боевых действий в период Отечественной войны 1941-1945 гг.) достойно проводит осень своей жизни. Не теряя бодрости духа, не жалуясь на недуги, которых немало, пребывая в хорошем настроении, радуясь весеннему солнцу. Сержанту Сомову за это можно только поклониться.

Просмотров: 84 | Добавил: ovp | Рейтинг: 0.0/0