Главная » 2017 » Сентябрь » 1 » Импрессионизм по-украински…
08:18
Импрессионизм по-украински…

Импрессиони́зм (фр. impressionnisme, от impression — впечатление) — одно из крупнейших течений в искусстве последней трети XIX — начала XX веков, зародившееся во Франции и затем распространившееся по всему миру. Представители импрессионизма стремились разрабатывать методы и приёмы, которые позволяли наиболее естественно и живо запечатлеть реальный мир в его подвижности и изменчивости, передать свои мимолётные впечатления.                             

Конец зимы. Завтра - событие, которое бывает раз в четыре года - 29 февраля, отличительный символ високосного года, дополнительный день в году. На пороге - Весна! Позади три удивительных дня нахождения в родном городе: общение с мамой (наконец-то смогли уделить ей больше внимания) и друзьями, незабываемые День рождения, чаепитие в Дом Милосердия,  посещение школы и общение с выпускниками...

Сижу в мамином доме на кухне за компьютером - описываю свежие впечатления. На улице уже темно. Горит свет. За стеной, в ванной комнате "урчит" стиральная машинка. В соседней комнате спит, уставший за день брат Валера. Работает телевизор – мама смотрит сериал.  

- Слышишь? - Это она, отвлекшись от экрана, обращается ко мне - где-то совсем рядом всего в нескольких километрах земля вздыбливается от разрывов. Иногда слышен одиночный взрыв, иногда – серия. Вот уже больше часа «бухает» – мне пока трудно разобраться, где работают наши, а где – ВСУ. Потом понимаю - стреляют со стороны Бахмутки. Скорее всего, 82 мм. минометы - такие есть на вооружении  украинских "добробатов" и не подпадают под ограничения (хотя, плевать все хотели на эти ограничения, особенно, с "той стороны").

По «телеку» показывают эпизод перестрелки милиционеров с бандитами. Один из правоохранителей бросает гранату. В «ящике» - вспышка и гремит взрыв, сотворенный мастером-пиротехником при "озвучке".

За дрожащим окном – рокот реальных глухих разрывов...

За ужином мы обсуждали планы на завтрашний день: Валера с мамой едут с утра в Стаханов на рынок – выполнить традиционные заказы друзей и купить местный "деликатес" - сало. Я – иду к Ольге Ивановне пообщаться в студии. Наверняка коснемся и событий  сегодняшнего вечера...

Глухие звуки  разрывов мин доносятся из района Голубовки. Пытаюсь дозвониться до Александра – он с женой и внучками сейчас находится там, в селе, куда буквально два часа назад мы же и отвезли его. Во рту еще не прошел вкус пирожков с картошкой, которыми к чаю нас угостила Аллочка.  Эти пирожки - мои любимые, такие готовила моя теща. Пообщались с  Улечкой и Владочкой - девочки, как оказалось, "прогуляли" школу ради того, чтобы побыть с бабушкой.

Когда возвращались от них заметили с братом в небе яркую светящуюся точку, которая достаточно быстро перемещалась параллельно нам, словно ведя наблюдение.

- Беспилотник. Скорее всего, ОБСЕшный - после некоторых гаданий решили мы. 

Связи нет…

Сегодня же при встрече разговаривал с другом. Поинтересовался, как дела, как настроение? Говорит, что устал. Устали его боевые товарищи. Устали их родные и близкие. Причем, больше не от физических нагрузок, разлук с семьями и бытовых неудобств. Устали от бездействия. Каждый вечер они слышит эти разрывы. А в ответ - тишина! Таков приказ - Минские соглашения, мать их! Эта бездеятельность действует угнетающе и разлагающе.

 - Не волнуйся, Евгеньевич (Александр зачастую почему-то именно так ко мне обращается), будем идти до конца - видимо, увидев мою реакцию на услышанное, улыбнувшись произнес Александр - Другого пути у нас нет! Не для того мы оружие в руки взяли, чтобы раньше времени - штык в землю!

- Честно говоря, только сейчас мы реально почувствовали себя по настоящему боевым подразделением - с грозным оружием, технически оснащенным, дисциплинированным, профессионально подготовленным, приобретшим боевой опыт, готовым,  и главное, способным побеждать - выдержав паузу, продолжил он...    

Мама, слушая новости, которые прерывают сериал, взрывается: «Почему наши-то молчат? Когда же это закончится?» и, повернувшись в сторону окна,  погрозила своим кулачком в темноту...

Так думает моя мама – один из самых стойких и решительных представителей сторонников независимости Донбасса. Представляю,  что думают другие жители прифронтового города...

Утром  мама передала небольшую книжку в простой мягкой обложке - возьми, почитай - сборник стихов и прозы "После обстрела" Оксаны Сиренко, дочери наших соседей Виктора и Натальи. Раньше я уже слышал о ней от мамы, от Валеры. Знал, что она пишет стихи, что проживала вместе с мужем в мамином доме в то время пока она находилась у нас, в Москве.

Пробежался, что называется, "по диагонали".  Зацепило. Понял - надо сесть и внимательно прочесть...

Прочел уже дома, в Москве. Несколько раз, с перерывами на "переваривание". Написано от души, пронзительно, с болью. Познавательно. Интересно. Захватывает. Заставляет размышлять.

Увидел эволюцию мыслей, чувств и взглядов на происходящее одной из тех кировчанок, которая с первых дней переживает с семьей все "тяготы и лишения" гражданской войны. Пришло осознание того, что у нас разная степень "прочувственности" войны и глубина оценки пережитого. Она вот уже третий год живет, работает, творит здесь, в прифронтовой зоне.  Я - за тысячу километров, в Москве, периодически  приезжая к маме и землякам в родной Кировск. Ей, как и тысячам других горожан, не бросивших свой город, приходится жить в условиях отсутствия элементарных бытовых удобств, без воды и электричества. Под обстрелами и сообщениями о разрушениях и смертях. Под страхом "не умереть, а быть убитой"...     

Поэтому - она пишет правду. Свою Правду. Поэтому - читай, думай, вникай. С удовлетворением и даже радостью понял, что её мысли, оценки и подходы либо полностью совпадают с моими, либо близки им.

И все же какое-то чувство дискомфорта все время терзало и не отпускало меня...

Потом понял. Есть некий, на мой взгляд, диссонанс между стихами и прозой - в последней наличествуют пессимистичные ноты, которые, пусть извинит меня Оксана, я не могу принять.

Присутствующая в конце книги и по христиански где-то даже понятная позиция автора разделить поровну ответственность за произошедшее на нашей Родине - "...следующим этапом нашего сумасшествия (выделено мной) должен быть мир" - не верна по сути!

- Это они - и выступающие с трибуны "пастухи", и скачущие перед ними "бараны" - сошли с ума!

- Это они, отцы и матери "с той Украины", преступив черту, отделяющую здорового человека от безумца, посылают своих детей на Донбасс убивать его жителей - всех, без разбора!

- Это у их матерей ("Берегини" - чудное определение, но не для них)  проявляются симптомы болезни обитателей "палаты № 6", когда они требуют от главного "пастуха" - нет, не прекратить эту братоубийственную войну, пожирающую их детей, а "дать сыновьям каски и бронежилеты" и всучивают в руки несмышленой девочки плакат "Дайтэ тату танк!".

- Это они, наши братья и сестры - и кровные, и духовные - сначала окрестили нас "ватниками", "сепарами" и "колорадами", а потом и вовсе отказались, обретя, как им диктует их  воспаленный мозг, новые "родственные души" среди поляков, чехов и словенцев.

- Нет. Мы - не сумасшедшие! Народ Донбасса - это коллективный доктор, который в точном соответствии с "клятвой Гиппократа" взял на себя священную обязанность - "купировать" эту страшную болезнь под названием "национал-фашизм"  и уберечь себя, да и их тоже,  от этой гибельной заразы.

Если же разделить поровну ответственность, то следующим шагом станет признание... обоюдной вины.  Ну, а дальше-то что?

- Сдаваться, проситься обратно, надеясь на воду, газ, электричество?

- Идти на поклон к тем, кто самолично заварил эту "кровавую кашу"?

- Пустить в родной дом тех, кто поднял руку на некогда "своих" граждан, кто отобрал жизни у одних и обрек  на страдания других, а теперь готов (ли) подать милостыню и сжалиться?

- Продолжать ругать военных, новую власть, которые "рядом", вместо того, чтобы помочь им, поддержать тех, кто защищает город и его жителей? Кто сражается и гибнет?  

 - "Обобщать и клеймить" всех на примере увиденного пьяного или нагрубившего ополченца и за частным не видеть общее? - Но тогда, наблюдая за фигурами "страждущих и жаждущих" у "Ларисы", можно принять за среднестатистического кировчанина  "убогое существо с синим носом, обезображенным лицом и нечленораздельной речью".

- Обрушивать свой "праведный" гнев на представителей власти, вменяя им в вину отсутствие воды, электричества? Но, ведь, трансформаторные и водозаборные станции, жилые дома, школы и сады разрушены, а линии электропередач подорваны по приказу того, к кому некоторые относятся уже "вроде бы и не плохо"!       

 - А как же принесенные жертвы? Моральные и физические страдания? Куда деваться от двух пар открытых и веселых детских глаз, глядящих с перечеркнутых траурной лентой фотографий? Как быть со своим выбором, со своими принципами, со своей историей, в конце концов? 

- Или кто-то всерьез думает, что знамена с изображением Бандеры и Шухевича, яроши, тягнибоки, ляшки, фарионы и вся эта националистическая шушера останутся там, в Киеве, а здесь они позволят людям жить по своим законам? Чтить свое прошлое и своих героев? Не признают "коммунистической пропагандой" и не сожгут замечательную книгу Софьи Януш-Жарко "Повесть о Голубовке"?  Не оставят русский язык только для анекдотов и сплетен на кухне? Снова переименуют "Голубивку" в "Кировськ"? Не снесут памятники Ленину, Кирову и памятный знак Ю.С.Шавве? Оставят нетронутой фигуру исполина-шахтера на въезде в город? Не погасят "Вечный огонь" и не надругаются над пятиконечной Звездой - символом нашего с вами патриотизма? Не дадут нашим улицам имена своих кумиров-упырей и вождей-живодеров, а потом не пройдут по ним факельными шествиями? Не учинят жестокую расправу над теми, кто восстал против них и кого они людьми-то не считают - так, "ватники", "колорады", "москали"?      

- Нет, победи они - и в родной город вошли бы не освободители, а оккупанты, которые погрузили бы его в пучину насилия, разврата, хаоса...  Вслед за ВСУ, словно стервятники, прибыли бы карательные подразделения - последователи УПА - а уж эти парни лишены таких "ненужных" сантиментов, как сострадание и милосердие. Они воспитаны на "героическом" прошлом боевиков Шухевича. Приобрели кровавый опыт в рядах "Правого сектора", "Торнадо", "Азова", "Днепра"... Для них "Волынская резня" - не факт геноцида, а "героический" эпизод борьбы за "самостийность". Топор в их руках - не домашний инструмент, а орудие "зачистки", который без колебания обрушивается на головы всех инородцев и "зрадныкив": мужчин, женщин, стариков, детей...

Страх от возможных обстрелов заменил бы ужас от перспективы встречи с ними на улицах, в магазине, в подъезде...  Дискомфорт и мытарства из-за отсутствия воды, перебоев с электричеством показался бы сущей мелочью на фоне страха ожидания появления на пороге твоего дома незнакомых вооруженных людей. Помните совсем недавние т.н. "люстрации" в городах "их" Украины? Покойного Сашка Билого и устроенный его сподвижниками "костер" в Доме Профсоюзов в Одессе? Помните рассказы возвращенных из плена покалеченных и изуродованных земляков - и ополченцев, и мирных жителей?

В повседневной жизни наружу вырвались бы такие вечные, к сожалению, человеческие пороки, как зависть, клевета, доносительство, мстительность и сведение счетов. Не дай, Боже, кому-нибудь, кто готов встречать "хлебом-солью" тех, "кто за Бахмуткой" и надеется на "милость победителя" однажды услышать: "А ну, дружэ, доказывай нам, шо ты щирый украинэць..." и увидеть протянутую руку с топором!

 - Думаете - это преувеличение? Фантазии?

- Нет. Кумирами в борьбе избирают (насаждают) личности не за их фотогеничность и человеколюбие, а за те цели, которые они ставили и какими способами боролись за их достижение...

Почитайте еще раз внимательно, поинтересуйтесь, какие цели ставил Степан Бандера, против кого, в союзе с кем и какими методами  боролись боевики УПА Романа Шухевича. Сам только недавно обнаружил в интернете ранее неизвестные мне факты, просмотрел фотографии, относящиеся к "Волынской резне" - этому позорнейшему эпизоду в истории УПА - мурашки по коже (да, жалела нас родная коммунистическая партия и старики из Политбюро): растерзанные, расчлененные, обезглавленные тела; беременные женщины с выдернутым плодом и зашитым в утробу... котом или кроликом; закопанные в землю по горло люди и идущие по этому "полю" "косари", срезающие головы; обеденный стол в крестьянской избе, на котором среди бутыли самогона, головки цибули и шмата сала лежат отрезанные с выколотыми глазами и разрезанными до ушей ртами головы членов семьи: отца, матери, детей; прибитое к двери гвоздями тело младенца...

Даже описывая это испытываешь смешанные чувства ужаса, ненависти и жажды мести... Они ведь, в большинстве своем, не расстреливали("слишком легкая смерть!"), а резали, рубили, распиливали...

И не надо сентенций типа: "поляки сами виноваты". Виноваты? - Судите, наказывайте! Сражайтесь и побеждайте, но в бою, против вооруженного противника! Зачем же так запредельно жестоко - против безоружных и мирных селян? К тому же подобная участь ждала и тех украинцев, у кого, к несчастью, поляком оказывалась мать (отец), кто остался человеком и прятал несчастных. Добиться снисхождения такой "зраднык" и "нэчыстый" мог только одним поступком - зарубить своего родителя, брата или сестру...

Позже, подобное злодейство бандеровцы применяли уже против своих сограждан-украинцев...        

Желаем мы повторения этого?!

Я очень хочу, чтобы печатались и выходили в свет стихи таких людей, как Оксана, как моя учительница Валентина Павловна - умных, одаренных, талантливых, принявших идеалы "Весны-2014" на Донбассе! Разные они могут быть, их стихи - веселые и грустные, легкие и серьезные, обыденные и философские... Но апофеоз, кульминация обязательно должны быть жизнеутверждающими!

Потому, что пока за тыном война, главная цель - Победа!

Потому, что строка поэта в этой борьбе - оружие!

Лично я пошел бы с такими стихами в школы, в Дом Милосердия, к военным, к горожанам. Это же здорово - поделиться результатами своего таланта с людьми! Вселить в них Веру, поддержать Надежду, не дать угаснуть  Любви!       

"Сила в правде, в том, что мы стоим,

За свой дом, за веру и Отчизну.

Сила в правде, значит, победим!

Пусть даже ценою своей жизни." (О.Сиренко).

Необычная война. Необычные впечатления...

Но, какие умные, талантливые, мужественные и терпеливые люди, мои земляки!

P.S. Вот бы туда, в Кировск. На мамину кухню. На табуретку у стола перед окном, за которым раздаются взрывы мин и снарядов, совсем не на долго, хотя бы на час, переместить одного из тех, кто развязал эту ужасную войну - Петра Порошенко - президента Украины, "миротворца" (помните его обращение к народам Донбасса во время инаугурационной речи:"Я приду к вам с миром!") и, как пишут его биографы, "почитателя таланта Клода Монэ"..

Пусть послушает мою маму - русскую женщину, родившуюся и выросшую на Ярославщине, дочь погибшего на войне советского солдата и племянницу одного из освободителей советской Украины от фашистов, прожившую 60 лет на Донбассе, вложившую свой труд в процветание города, полюбившую эту землю, родившую на ней троих детей, похоронившую здесь свою мать, брата, тетку, ставшую бабушкой и прабабушкой, и не желающую покидать родной Кировск, не смотря на предъявляемый ей "серьезный аргумент" - раздающиеся за звуконепроницаемым "двухкамерным" стеклом взрывы...

Пусть придут на эту встречу наши соседи Виктор и Наталья...

Пусть почитает стихи двух кировчанок...

Пусть прочувствует этот эстет,  что такое "импрессионизм по-украински". Не тот, что в Лувре на холсте талантливого живописца, а тот, что в реальной жизни  жителей небольшого шахтерского городка - граждан некогда одной с ним страны...

март-июль  2017 года.

Кировск-Москва.

Просмотров: 59 | Добавил: ovp | Рейтинг: 0.0/0