Главная » 2018 » Февраль » 26 » И это все о нем... Герои среди нас
11:45
И это все о нем... Герои среди нас

Прочитал в Информационном вестнике статью об Александре Крючкове. Искренне порадовался за Друга. Хорошая статья. Добрая. Хотя, после прочтения осталось у меня чувство некой неудовлетворенности и душевного дискомфорта. Какой-то «не такой» или, скорее, «не совсем такой» вырисовывается в ней мой Друг! Особенно это касается периода его юности и "ранней взрослости". Уж больно «белым и пушистым» предстает в ней Александр. А все, кто давно знакомы с ним, знали и совсем другого Крючкова – «Крюка»!

Вот и решил я дополнить получившийся слишком уж  «парадно-глянцевым» портрет моего Друга.  Думаю, он на это не осерчает – на правду грех обижаться…

Впервые с Александром мы встретились году этак в 1969 – сразу как открыла двери новёхонькая СШ № 9. Учились мы в параллельных классах: он – в 5 «Г», я – в 5 «В». Позже, когда произошла реорганизация и слияние наших двух седьмых, мы продолжили учебу в одном классе, значащемся под буквой «В».

Вспоминаю возникшие в канун объединения споры по поводу того, под какой литерой станет именоваться новый гибрид. Наши оппоненты, которых было абсолютное большинство, до хрипоты доказывали, что будет он 7-й «Г». Мы же больше молчали. Хотя отлично понимали, что ранжир алфавита никто не отменял и буква «В» в нем стоит раньше «Г»!

Как-то так сложилось, что товарищами мы стали до этого слияния и наш триумвират – Сергей Семененко («Сека»), Александр Крючков («Крюк») и я (ко мне как-то не прилепился никакой псевдоним) только крепчал и развивался до самого окончания школы. Чтобы мы ссорились – такого не помню. Наверное, недоразумения и обиды были. Но, что касается крупных ссор и размолвок – такого не было.

Так вот, каким я помню Александра в отрочестве и юности?

- Молчуном и стеснительным – уж точно не был! Остер на язык, остроумен. С чувством юмора – полный порядок. Задиристый, но в меру. Отнюдь не трусливого десятка. За себя постоять и за друга вступиться был готов всегда. Не раз они с Сергеем вставали за меня в случавшихся юношеских стычках и драках. Одна только стычка с "превосходящими силами противника", возглавляемыми нашим одноклассником и в прошлом товарищем Генкой Джериховым чего стоила!

К слову сказать, участвовал в той драке некий парень - имени его и то, как и почему он против нас полез не помню, все звали его "Витютя". По приезду в свой первый летний каникулярный отпуск Саня напомнил мне про тот случай.

"Витютю помнишь?" - Я согласно кивнул головой.

- Так вот, я его несколько раз уже "воспитывал" за тот случай. Все по честному -  "один на один".

И таким был мой друг. Слово свое держал. Оскорблений не терпел. Мог запросто первым нанести обидчику удар. Впрочем, почему был. Есть!

Помню, как-то находясь в "трудовом лагере" (была в нашей школьной юности такая форма воспитания уважения к труду, кстати, очень полезная, интересная и статусная, что ли. Применялась она только для тех, кто окончил девять классов и готовился стать самым старшим в школе), случился у нас конфликт с местными парнями. Не то, чтобы у нас были какие-то старые обиды и недоразумения - просто мы для них были "чужаками", нагло вторгшимися на их территорию (наш лагерь размещался близ населенного пункта "Петровеньки" и трудились мы на полях местного совхоза), вот ребята и решили поиграть в "войнушку"

Однажды (случилось это в самом начале нашего пребывания в лагере) ночью, после "отбоя" слышим какой-то шум, вслед за ним вбегает в наш барак взъерошенный Крюк и орет: "Местные в лагере!". Мы все повскакивали, быстро оделись, расхватали свое "оружие" - тяпки - и собрались на внутрибарачной площади, готовые дать достойный отпор нападавшим. Преподаватели с нами рядом. Суета. Суматоха.

Девчонки визжат, парни, подогретые выбросом адреналина, рвутся в бой.  Все слушают Саню, который  рассказал, что проснулся он от того, что кто-то открыл окно и через него пытался утащить висящую на стене футболку. Недолго думая, Крюк схватил лежащую под его нарами болванку-гранату из спортинвентаря и швырнул в не прошенного гостя. Понятно - окна, как не бывало!

Прочесали окрестности нашего лагеря, но нападавших и след простыл. А может спрятались где поблизости среди растущих вокруг деревьев... После этого мы под руководством преподавателя начальной военной подготовки организовали посты вокруг лагеря и дежурили по ночам. Интересно было... Потом как-то эта проблема была улажена. Помирились, словом. Они даже, если мне не изменяет память, приходили к нам на организованные по выходным танцы.

Вместе росли, бегали по балкам и ярам, взбирались на терриконы,  ходили на стрелковую секцию, мастерили самопалы и "стрелялки".

По молодости грешен был – а кто из нас без греха?! Вместе выпивали «билэ мицнэ», когда я приезжал в курсантский отпуск, собирались на лавочках во дворе Юркиного дома, пели песни под гитару (Саня отличался неплохим музыкальным слухом и вокальными данными), ходили на танцы, случалось -  «хулиганили». Писали друг другу письма, когда призвали его в армию. Характерная деталь, которая как нельзя точно характеризует Крючкова, - о месте, где служил мой Друг, я узнал от него аж через 30 лет, когда давно истек срок давности военной тайны!

Отгулял на нашей с Олей свадьбе. Через год - сопровождал  меня в роддом - забирать новорожденную Настеньку и маму...

Так случилось, что в начале восьмидесятых в наших встречах наступил длительный перерыв - Саня уехал ("завербовался", как тогда говорили)  на Север, добывать "чёрное золото". Пришлось ему там, в суровой сибирской тайге среди не менее суровых и матёрых мужиков завоёвывать доверие и утверждать свой авторитет. Утвердил. Где трудолюбием и настырностью, где кулаком и крепким словом. Обгорел сильно, когда тушил огонь и спасал буровую. Два месяца после этого провалялся в больнице, перенёс несколько операций по пересаживанию кожи... Как напоминание о прошлом остались шрамы на его крепком мускулистом теле.

Домой в Кировск вернулся уже закаленным, битым-перебитым мужчиной. Здорово помог ему в тот период друг Сергей. Взял к себе в бригаду на знаменитую 22-ю, а позже поставил вместо себя руководителем на один из самых трудных участков - знал, что "Крюк" не подведёт сам и другим не даст расслабиться!

Шло время. У нас с Сергеем Семененко уже по двое детей было, а Саня все оставался бобылем. Однако же пришло время и ему бросить якорь - очаровала его красавица Алла из села Голубовка. Жену он любит до безумия. Аллочка – «казачка», как я её называю, под стать нашему хорунжему.

Интересным и забавным получилось знакомство моё с Аллой. Было это году в 1986-87. Они только поженились. Приехал в родной город в отпуск из Москвы, где я, уже офицером - капитан - учился в высшем учебном заведении. Естественно, сразу пошел к друзьям. Первым на этом пути оказался Юра Бургела. Расспросил его об общих друзьях. Предложил заглянуть к Крючкову, благо он жил рядом, в семейном общежитии.

Юрка как-то с неохотой отнёсся к моему предложению: "Жена у него, того, крепко взяла его в оборот, оберегает от излишеств. Не приветствует встречи с возможностью распития спиртных напитков".  Это - намек на то, что мы были уже "под шафе" - приняли за встречу. Но я настоял - как это отложить долгожданную встречу с друзьями. Юра смирился. Поднялись на этаж. Подошли к двери. Постучали. Двери открыла симпатичная, миловидная девушка, выражение лица которой, между тем, не предвещало ничего хорошего для нас. Ни я, ни Юра не успели и слова произнести.

- А ну-ка проваливайте, алкоголики! Не выйдет он!

- Двери закрылись прямо перед нашими носами. Я повернулся к Юрию с застывшей улыбкой на лице и немым вопросом "Что это было?" Он в ответ только пожал плечами, я же, мол, тебя предупреждал!

Насколько мне не изменяет память, с  Аллой мы после этого встретились через много лет - уже в Москве, когда Александр работал в возглавляемом мной подразделении фонда "Правопорядок-Центр". Хотя, нет - мы просто обязаны были пересекаться на наших с классом встречах. Но, вот часто общаться начали именно в Москве. Подружились. Более того, Алла оказалась очень грамотным, трудолюбивым, ответственным специалистом и прекрасным человеком. Впрочем, такой подход к работе и взаимоотношениям с окружающими характерен для всех членов семьи Крючковых.

Однако, продолжу. В течение последующих лет мы с Александром встречались во время посещения родного города. Потом наступил роковой для судьбы страны - СССР - и, как оказалось, для большинства его бывших граждан, 1991 год. Жизнь шахтеров, вопреки обещаниям лидеров "незалежной и самостийной" круто вошла в "пике". Проблемы росли, как снежный ком: задержки зарплат, проблемы на "кормилице-шахте", которые позже и вовсе закрыли. Безнадёга...

Вспоминаю, как раздался звонок от друга. Стесняясь, и робко он просил помощи в устройстве на любую работу в Москве. Разве мог я отказать другу? Договорился с одним из знакомых коммерсантов - он руководил строительной фирмой, которая возводила особняки для "новых русских". В своё время я рекомендовал ему другого друга - Юру Бургела, которым Сергей - так звали моего товарища - оказался более чем довольным. Поэтому с удовольствием принял на работу Александра. Работа, прямо скажу не лёгкая. Но потомственному шахтеру не привыкать к трудностям!

Тогда же произошёл случай, который как нельзя лучше характеризует Александра. Однажды ночью во время нахождения на одном из объектов строительства случилась беда с коллегой по бригаде - он оступился и упал с высоты второго этажа. Связь отсутствовала. Александр ночью по снегу бежал несколько километров к ближайшему населенному пункту, чтобы вызвать "Скорую". Товарищ умер. Саня же долго потом корил себя - все ему казалось, что слишком долго он бежал...

Через несколько лет похожая история повторилась. В июле 2008 года случилась беда с нашим другом Сергеем Семененко, который в поисках заработка оказался на ... Сахалине. Там у него случился тяжелейший инсульт. Купил я билеты Сане и жене Сергея Елене, дал командировочные и они полетели на другой край страны. Три недели Александр с Леной неотлучно находились рядом с кроватью тяжелобольного Сергея. Транспортировали его в "буханке" по колдобинам и выбоинам сахалинских "дорог", были рядом во время десятичасового перелёта в Москву, а затем во время "прыжка" в аэропорт Луганска. Сергей выжил! Поборол неимоверно тяжёлую болезнь, научился заново жить... Конечно все это благодаря, прежде всего, его жизненной энергии, желанию жить, заботе жены Лены, семьи и друга Александра...

Спустя некоторое время наш герой вместе с группой моих друзей-земляков оказались на... моем участке близ Голицыно.

Чем запомнился Александр в этот период?

Завёл, не очень, правда, приветствуемый другими участниками  бригады "ух!", порядок ежедневного планирования и подведения итогов работы.

Разрешил, до этого казавшуюся невыполнимой, задачу - с помощью двух узбеков и обыкновенного тазика-волокуши вытащил из-под  моего дома целый КамАЗ песка, чем обеспечил успех работ по утеплению полов без планируемого, разрушительного и дорогостоящего их вскрытия.

- Евгеньевич, ты, наверное, забыл с кем имеешь дело. Мы же – шахтеры, - сказал он в ответ на мои сомнения, как в таком узком пространстве можно проводить работы.

Обеспечил установку септика системы "Топас". В чем прикол, спросите? Дело в том, что на моем участке грунтовые воды находятся очень близко к поверхности земли и нанятые для выполнения земляных работ представители "гор и степей" никак не могли справиться с поставленной задачей. Александр и сам уже прыгал в яму, и личным примером "делай, как я" пытался "завести" таджиков, ничего не получалось. Тогда Александр обратился к приему, который мог родиться только в его бесшабашной голове. Он взял хранящийся в бане макет автомата ППШ, передернул затвор и серьезно так проговорил, обращаясь к "детям гор": "Хозяин сказал, что если вы не справитесь с поставленной задачей - валить вас и прикопать за баней!". Задача была выполнена. Правда, после этого я не мог привлечь ни одного таджика для работ на своем участке.

Еще один случай. Приезжаю как-то на участок, где работали мои друзья-земляки. Была пятница. Привез с собой ребятам бутылку-другую, харч на закуску - пусть немного расслабятся в выходной. Настроение отличное. Как водится, пошел по участку - смотреть и принимать работу. Ребята как раз баню строили. Рядом с ней стояли две высокие березы, которые я планировал убрать, чтобы, не дай Бог, не свалились на крышу.

- Сами справитесь или позвать кого? - спросил у парней.

- Справимся - уверенно ответил Юра-бригадир. По правде сказать, основания для некоторых сомнений у меня были - в прошлый сезон они же, выполняя подобную работу, свалили дерево на... крышу соседской бани.

Смотрю -  берез нет. У забора лежат складированные свежепорезанные чурочки. Все вроде бы нормально. Только замечаю, что Юрка вокруг меня ходит и мнется. Вижу - что-то сказать или спросить хочет.

- Ну, говори.

- Тут, Евгеньевич, такая неувязочка вышла - деревья-то мы свалили, да вот одно - прямо на стоящий на соседском участке кунг упало ...  И успокоил тут же: "Ты не волнуйся - все уже поправили". Меня передернуло всего.

- Вы, что, хотите меня с соседями поссорить?!  - Высказал все, что о них думаю: и гулящими девками, и нехорошими людьми обозвал, и послал далеко-далеко... Потом забрал привезенный коньяк ("Не заслужили!"), сказал Сане, чтобы собирался (выяснил, что он не принимал участия в операции по "валке леса") и уехал вместе с ним обратно в ... офис.

Два дня он стоически помогал другу справиться с нервным потрясением. Потом, после возвращения на участок, столько же времени изгонял из себя последствия этого приятного во всех отношениях времяпровождения в траншее для водопроводной трубы... Заметил, что после "возлияний" (редких, но случавшихся)  Александр никогда не похмелялся, а через труд и пот изгонял скверну из организма.

 Сразу после окончания работ на участке забрал я Саню к себе в новый офис - дежурным. Видимо, после такой проверки "на дорогах" сомнений в его способностях не оставалось. Через год перевели в основной офис. Вскоре, и Аллочка подтянулась - работала старшим администратором во вновь открывшемся предприятии - стоматологической клинике. Кстати, старшим бригады, производящей ремонт и перепланировку помещения под клинику был Александр.

Короче, и я, и мои компаньоны были полностью уверены: там где Саня - там успех, там порядок.

Хорошо разбирается в людях - у него на участке кого только не было! Помню, взяли мы на фирму нового сотрудника - молодой, перспективный. Говорит правильно и складно. Идеи новые продвигает. Обещает скорую прибыль и процветание бизнеса. Поверили. Однажды подошел ко мне Александр.

- Евгеньевич,  нехороший он человек, с гнильцой. Подведет.

- Зря ты так о нем - отвечаю - ошибаешься. Через некоторое время я очень сильно пожалел, что не прислушался к мнению Друга...

Вот такие воспоминания всколыхнули мою душу, когда читал в «Информационном вестнике» статью о своем Друге.

Что касается теперешнего периода в жизни Крючкова - все правильно и доходчиво описано в статье и в моей книге "Трасса М-4. Дорога на войну. Заметки офицера запаса" - повторяться не буду. Хочу только заметить - в том, что мы с братом Валерием вовремя оказались "в нужное время и в нужном месте" огромная заслуга Александра - человек приходит на помощь, прежде всего туда,  где трудно близким людям и друзьям.

С уважением,

Честь имею, Николай Михайлов, Почетный гражданин города Кировска

Просмотров: 128 | Добавил: ovp | Рейтинг: 0.0/0