Главная » 2019 » Январь » 17 » Это нашей истории строки. Валентина Лысюк: «Работать в шахте мне было интересно»
09:16
Это нашей истории строки. Валентина Лысюк: «Работать в шахте мне было интересно»

Известно, что в годы Великой Отечественной войны девушки и молодые женщины заменили своих ушедших на фронт отцов, братьев и мужей и стали забойщиками, костерщиками, лебедчицами, рукоятчицами, электрослесарями, врубмашинистами. Героини нашего края своими силами кинулись спасать шахты, откачивали воду, восстанавливали угольную промышленность. Они работали без выходных и отпусков, получая за каторжный труд пайку хлеба. За рекорды их премировали отрезами ткани на платья. Деньгами зарплату стали давать только в 1945 году, когда шахты Донбасса уже более-менее подняли из руин.

До основания разрушенный в войну Донбасс был восстановлен за считанные годы, за рубежом в это не могли поверить. Но уже в 1945 году Донбасс давал угля больше, чем любой другой угольный бассейн СССР. И в этот трудовой подвиг неоценимый вклад внесли женщины-шахтеры!

Женщины, которые добывали уголь в годы военного лихолетья и после Великой Отечественной войны восстанавливали шахты Донбасса, в начале шестидесятых годов были выведены на поверхность и... забыты. «Шахтарочки» (так их называли) в большинстве своем влачили жалкое существование, на мизерную пенсию доживали свой век. Сегодня, спустя многие десятилетия после их трудового подвига, восстанавливается справедливость и память о женском героическом труде под землёй.

В последние годы издано ряд книг, повествующих о женщинах, давших второе рождение нашему краю в шахтерских городах и поселках. В том числе в минувшем году вышла книга «Второе рождение Донбасса» - документальное, научное и художественное повествование о беспримерном подвиге женщин, в которой есть страницы и о кировских горнячках.

Эта тема всколыхнула общественность нашего края, в том числе и нашего города. Редакция «Информационный вестник» продолжает публиковать материалы о наших славных землячках, руками которых восстанавливались шахты и добывались первые послевоенные тонны угля.

Сегодня мы расскажем о кировчанке, внесшей свой скромный вклад в развитие угольной отрасли города.

Малая родина всегда давала ей новые силы

Родилась Валентина Афанасьевна Лысюк (в девичестве Кручак) 8 марта 1936 году в селе Валянщина (в настоящее время Небеж – прим.) Володарск-Волынского района Житомирской области. Малая родина нашей героини, этот благословенный край, богатый на историю, овеянный незапамятными легендами об основателях этого края, всегда оставалась в её сердце, куда бы ни забрасывала её судьба. Её поражала и до сих пор поражает его живописная, истинная природа (волки и лисы часто забегали в село поживиться) с грядами и холмами, скалистыми склонами и кряжами, простирающимися на десятки километров, заповедниками и заказниками, уникальными горными породами и полезными ископаемыми. Вековые леса и загадочная растительность навсегда остались в памяти женщины и давали ей новые силы каждый раз, когда она приезжала сюда погостить.

Валины «университеты»

Отец Валентины умер рано: перед войной заболел воспалением лёгких и ушёл в небытие. Матери, работавшей дояркой в местном совхозе, довелось одной поднимать на ноги четверо детей (один из маленьких сыновей, шестой, также умер перед войной – прим.). У Вали были две сестрёнки и два брата. Помнит большой голод во время военного лихолетья. Как с трудом дождавшись весеннего тепла, едва живая мама, приносила с огорода молодую лебеду и, растерев её свои руками, кормила детей, рвали крапиву, тушили её и делали оладьи.  Многодетную семью Кручак хоть немного выручало то, что мама работала на ферме.

А потому «университеты» Вали были короткими – ей удалось закончить всего три класса начальной сельской школы, и нужно было куда-то уезжать и начинать зарабатывать себе на жизнь.

Здесь и помог случай. В 50-е годы в село приехал в отпуск брат Виктор с Донбасса, Голубовского рудника, где он работал на шахте. Валентине тогда было всего четырнадцать лет. Он забрал младшую сестрёнку с собой в неведомый ей шахтёрский край, чтобы она была няней для его маленького сынишки. Девушке, выросшей в многодетной семье, смотреть за племянником особого труда не составляло. Когда он подрос, и его отправили в детсад, Валя пошла работать, ей как раз исполнилось шестнадцать, и она получила паспорт.

На каждом вагоне она писала мелом №35

Она до сих пор помнит этот мартовский день 1952 года, когда, гордая своей взрослостью, пришла на шахту. Девушка была принята смазчицей на шахту №22 треста «Первомайскуголь». С её слов, работа состояла в том, что она покрывала специальным маслом узлы и детали подъёмной машины.

Через два года Валентина перешла работать выборщицей участка погрузки на этом же предприятии. Эта работа требовала большой сноровки и внимательности. Когда по конвейерной ленте двигался и уголь, и порода, женщины эту породу должны были отделить от угля, собрать для дальнейшей транспортировки. Встречались достаточно большие куски породы, что женщины в одиночку не справлялись и скидывали куски породы вдвоем.

С 1954 по 1956 годы девушка трудилась на насыпке (место перегрузки угля с конвейера в вагонетки – прим.) вагонщицей. Это уже была подземная работа. Помнит свой первый спуск в шахту, как её ребята посадили в клеть, послышалась команда стволовому «Бей сигнал!» - и кабина стремительно ринулась вниз. При этом в груди у молодой горнячки что-то  поднялось – захватило дух, а потом опустилось. И хоть бы что!

Валентина Афанасьевна рассказывала, что мужчины работали в лаве, уголь шёл для загрузки на штрек, а вагонщицы загружали его в вагоны, которые затем отгоняли на разминовку. Потом электровоз забирал их и транспортировал дальше. Начав работать в шахте, девушка поняла, что в работе шахтёра немало трудностей. Одно из неприятных её личных впечатлений того периода – это постоянная течь воды с кровли (расположенного выше пласта угля пласта породы –  прим.) Когда лава зарубалась, вода, скапливающаяся в горизонтах, начинала стекать вниз. От постоянного пребывания под водой у неё начали болеть суставы плеч, рук.

Но об этом тогда не думалось. Работа ей нравилась и казалась очень важной. Каждый час диспетчеру нужно было передавать сведения о том, сколько угля добыл участок. Можно сказать, что юная шахтарочка командовала линией загрузки вагонов углем. Если линия по какой-то причине останавливалась, десятник (старый термин, впоследствии горный мастер – прим.) выскакивал из лавы и устранял неполадки. На каждом вагоне она писала мелом №35. Каждый участок проставлял на вагонах свой номер, чтобы знать, сколько им добыто угля. Потом порожняк загоняли в штреки по одному вагону, отцепляли и отгоняли.  

Работа в шахте таит разные опасности

За время работы в шахте много чего происходило, разные производственные ситуации. Женщина помнит, например, как однажды зациклило добычу. Начальник участка Яков Ильич Чивичилов (бывший фронтовик, на войне потерял руку – прим.) экстренно, как был в белом полотняном костюме, так и спустился в шахту. Приказав ей стоящий вагон придерживать, сам нырнул в лаву – «снимать аварию».

Врезался в память и такой случай. Упал тормоз, выбило электроэнергию - и машина приостановилась. Машинист электровоза попросил: «Валя, включи в щитке электроэнергию». Валентина Афанасьевна рассказывала: «Я испугалась, смотрю на машиниста - и на ощупь ищу кнопку на щитке. И получилось, что нажала мимо». Её ударило током, но не сильно. Хотя страх пережила нешуточный.

А вот деформированный мизинец на левой руке до сих пор напоминает ей о том, как его зажало вагонеткой, - производственная травма. Или, например, был с ней случай, когда её юбку захватило в мотор - и её просто сорвало с девушки мощной силой двигателя. Со временем Валя поняла, что на шахте много факторов, которые человек не может предусмотреть или проконтролировать, но всё-таки о своей безопасности нужно думать всегда.

О днях повышенной добычи осталось ощущение праздника

Приходилось Валентине Афанасьевне в шахте выполнять и другую работу. «Как-то меня кинули на буксир, так как не было электровоза. Я не побоялась. Моториста, который заболел, подменяла на моторе в лаве. Следила, чтобы стойка не влезла в редуктор. Наблюдала за показаниями контрольно-измерительных приборов, состоянием электродвигателей, пусковой аппаратуры. Пуск, остановка вентиляторов. Смазка подшипников и редукторов. Женщин тогда много на шахте работало на разных профессиях. Помню, Тамара была, работала мотористкой, произошёл с ней несчастный случай в шахте и её убило», - сетовала рассказчица.

Запомнились женщине и так называемые дни повышенной добычи – ДПД. Они имели целью продемонстрировать партийному руководству страны и всему народу высокий трудовой энтузиазм, а фактически были дополнительной возможностью выполнить и перевыполнить плановые задания по добыче угля. В дни повышенной добычи в шахте собирали почти всех служащих и инженерно-технических работников, вручали им различный инструмент и ставили их в помощь забойщикам, проходчикам и рабочим других специальностей.

Таким образом спускался стар и млад, а когда выходили из шахты – их встречали на поверхности женщины с цветами, духовой оркестр, накрывали сбитые из досок столы.

«Мамзель» на штреке

В 1956 году Валентина рассчиталась с шахты №22. Поработав немного уборщицей на шахте №1-2 «Новая Голубовка» треста «Кировуголь», она прекратила свою работу на шахтах.

Спустя годы, наша героиня говорит, что, несмотря на все трудности, работать в шахте ей нравилось. «Было интересно», - замечает она. Женщина рассказывала, что шахтёры - действительно любят хорошую шутку, и это подкупало в них. Почти всегда подшучивали над новичками, посылая их за чем-то несуществующим. Объектами для шуток часто были парни, собиравшиеся жениться, новобрачные или молодые мужья. Тут уж не было конца шуткам, розыгрышам и анекдотам о свадьбах, невестах, жёнах, тёщах и «бутыльках». При этом к коллегам женского пола горняки всегда относились с уважением. «Ребята меня никогда не бросали, забирали на вагон и вместе мы ехали к подъёму».

Проработав на шахте семь лет, Валентина ушла. Причина была в том, что от постоянной сырости начали болеть суставы. А в то время, с её слов, она была щупленькой, маленькой и здоровьем не блистала. Чтобы В.Лысюк продолжала работать, ей даже выдали специальный прорезиненный костюм. Но работать в нём было очень неудобно, и к тому же, боли в руках не проходили. Настоял на уходе муж, за которого Валентина вышла в девятнадцать лет.

Юрий Никитович тоже был шахтёром. «Он – в лаве, я – на штреке. Вместе ездили, познакомились», - поведала историю своей любви Валентина Афанасьевна. С ним женщина прожила 45 лет. Вместе они прожили счастливую жизнь. А потом супруг ушёл в мир иной. «Очень хороший был человек. Меня называл не иначе, как «Моя мамзель», - откровенничала бывшая горнячка.

«И костюмерша известная по одежде проводит каждого…»

Тогда, в 1959 году, по настоянию супруга Валентина Афанасьевна пошла работать в другую сферу – культуру: работала заведующей костюмерной городского дворца культуры, билетёршей в кинотеатре. Эта работа ей тоже нравилась. Присущие Валентине Афанасьевне такие качества, как аккуратность, хозяйственность, умение ухаживать за одеждой (постирать, удалить пятна, зашить, отутюжить, подготовить костюмы к концертам, а также всё необходимое к представлению), чувство стиля, помогали ей отлично справляться со своими обязанностями. Долгие годы она была полноправным и необходимым членом творческого коллектива. А когда была билетёршей в кинотеатре, то приобрела статус служащего, умеющего не только быстро проконтролировать наличие у кинозрителей билетов, но и призвать к порядку затесавшихся в их ряды нарушителей. Рассчиталась Валентина Афанасьевна, перейдя на пенсию, уже в 1999 году.

Бывшая горнячка ни о чём не жалеет

Сегодня Валентине Афанасьевне Лысюк 82 года. Годы берут своё. Болезни, плохое зрение. К сожалению, Бог не дал ей детей – и причину этого женщина видит в том, что ей пришлось работать в молодости в тяжёлых условиях. Бывшую горнячку огорчает, что она сейчас не может поехать на свою родину, как она это делала раньше, ежегодно. Вот и старшего брата Дмитрия проводить в последний путь не смогла, так как поездки стали трудными. Справиться с жизненными обыденными вещами ей помогают сотрудники комплексного территориального центра социального обслуживания. И с этим учреждением у женщины сложились очень тёплые и дружеские отношения. А оптимизма и бодрости духа она не теряет. Ей часто звонят из Житомирщины племянники, так как родня женщину любит, и это взаимно. Общается по мере возможности со своими ровесниками, бывшими коллегами.

Что ещё? Валентина Афанасьевна ни о чём не жалеет. Гордится, что в её жизни были эти семь лет работы в шахте. Это её вклад, маленький штрих к женской, трудовой эпопеи Донбасса. А ведь таких судеб - тысячи! Трудно представить, как смогли вынести такую немыслимую, сверхчеловеческую ношу на своих хрупких плечах наши героические женщины. Но они смогли, вынесли и победили!

Просмотров: 24 | Добавил: ovp | Рейтинг: 0.0/0