Главная » 2018 » Март » 1 » Денис Мирошниченко: «Мы не отказались от своих людей, предприятиям Республики нужно просто пережить время перемен»
12:43
Денис Мирошниченко: «Мы не отказались от своих людей, предприятиям Республики нужно просто пережить время перемен»

О работе и перспективах угольных и металлургических предприятий Республики, внешнее управление которых осуществляет ЗАО «Внешторгсервис», рассказал председатель Народного Совета ЛНР, руководитель республиканского исполнительного комитета Общественного движения (ОД) «Мир Луганщине» Денис Мирошниченко.

– Наше главное богатство, наше народное достояние – недра Донбасса, которые никак не могут быть чьей-то частной собственностью. Тем не менее, при Украине все перевернулось с ног на голову. Мы будем это как-то исправлять здесь у нас, в Луганской Народной Республике?

– Я думаю, если бы мы этого не хотели, не было бы референдума в 2014 году.

А нашим главным достоянием, считаю, является все же наш народ – трудолюбивые люди, которые уже не раз показали, что их не интересуют какие-то популистские лозунги – они привыкли работать. И когда происходили небезызвестные события в Киеве, наш народ работал.

Да, у нас очень богатые ресурсы, очень самодостаточный край. И это, действительно, достояние народа. Этим ресурсом должен пользоваться народ, и этот ресурс должен быть, прежде всего, для народа.

– Тем не менее, находятся такие политиканы, которые кому-то по телефону комментируют ситуацию в ЛНР и говорят о том, что и она, и ДНР, обязательно вернутся в состав Украины. Хотя бы потому, что здесь есть финансово-промышленная группа СКМ, здесь есть «Индустриальный союз Донбасса», угледобывающие предприятия, хозяевам которых необходимы признанность, деньги, оборот капитала. Что можно возразить?

– Мне всегда нравится позиция людей, которые сидят, допустим, в Киеве и комментируют, что вот-вот кто-то куда-то вернется. Они знают, как живут в Луганске или Донецке, при этом не находясь здесь. Как и украинские СМИ – они всегда пишут о событиях в Луганске, не находясь в Луганске. Вот такой парадокс.

Вы говорите, что здесь есть СКМ и другие предприятия. А где они есть? Они людей бросили еще в прошлом году. Когда такие популистские высказывания звучат, всегда нужно проверять по факту.

– Но эти мнения обсуждаются на всем постсоветском пространстве: мол, Донбасс «слили», теперь он вернется в состав Украины, сам Олег Царев за это ратует.  

– Из года в год в народе бытует мнение, что нас «сливают». То нас захватят 25 числа (а нас все никак не захватывают), то с первого числа нас должны будут «слить» (и все никак не «сливают»). Всегда нужно понимать, что есть официальные источники, а не только то, что вбрасывают в массы украинские спецслужбы, которые «прокачаны» западными спецслужбами. Есть специальные технологии для того, чтобы нашу и без того непростую в связи с военными действиями ситуацию будоражить изнутри. Для этого специально вбрасываются провокации. 

Царев – официальный источник? Я считаю, что нет. Ахметовские предприятия, якобы, здесь? Так их здесь нет. Да и самого Ахметова здесь нет.

В этих разговорах и слухах надо поставить точку. Есть официальные источники – и на них нужно опираться.

– Нас 20 лет приучали к тому, что частный собственник лучше, чем государство, что он рачительный хозяин. Плюс государство лишается лишней «головной боли», ему не надо заботиться о шахтерах, о социальной сфере, стадионах, профилакториях и так далее. Есть эффективный собственник – и государство живет легко.

– К сожалению, за 20 с лишним лет нас от многого отучали и ко многому приучали. Результат мы все уже увидели. Те, кто системно «отучали» и «приучали», вместо того, чтобы сесть с нами за стол переговоров, присылают сегодня военных людей, которые стреляют по жилым массивам. Не просто так произошли события в 2014 году, не просто так мы провозгласили Народную Республику. И ответственность мы сейчас несем не за кого-то – за свою судьбу.

– Государство Луганская Народная Республика не отказывается от своих шахтеров, от своих детских садов, от своих профилакториев, от своих недр?

– Если бы мы отказывались, разве работали бы у нас школы, детсадики? Или градообразующие предприятия, от которых отказались те «славные» чиновники или олигархи?

Мы от своих людей не отказываемся. Когда нужно, в трудную минуту, государство включается в эти процессы. А угольные предприятия для нас – не просто экономика, это еще и наша история. У меня отец шахтер, я не понаслышке знаю, что такое шахтерский труд.

Если бы Республика отказывалась, не было бы внешнего управления, социальных выплат – пенсий, пособий и так далее. Но мы своих не бросаем.

– При Украине, откуда ни возьмись, появился донецкий «эффективный» инвестор Ринат Ахметов, которого считали хозяином всего Донбасса. Хотя концессионер – это же не хозяин, он взял в аренду государственную собственность. Но нам-то представляли все по-иному. И в результате этот концессионер 18 марта прошлого года написал письмо нашим шахтерам: разбегайтесь, финансировать я вас прекращаю, никому вы не нужны. Что делать нам, люди-то наши?

– Люди – наши, территория – наша, предприятия – наши, их строили наши предки. Да, было это письмо (Ахметова). Что нужно было сделать людям – взять с собой шахту и перейти на подконтрольную Украине территорию? Или прийти домой и сказать: нас Ахметов бросил, и мы теперь ничего делать не будем?

Здесь как раз Республика отреагировала. Это был сложный момент: и экономически сложный, и политически. Предприятия, которые годами были экономически «закольцованы» в одну сторону, нужно было перезапускать и перенаправлять. И очень многим было непонятно, почему происходили какие-то заработные, финансовые проблемы на этих предприятиях. Но это период, который нужно было пройти.

– Сейчас украинские СМИ постоянно муссируют вопрос о том, что шахтерам денег не платят, инвестиции в угледобывающие предприятия не идут, хотя бы потому, что этот уголь девать некуда, и никому он не нужен. Это так?

– В украинских СМИ, которые не находятся здесь, как я уже говорил, могут писать все, что угодно. Вспомните первые вбросы о том, что шахты будут закрыты, о том, что шахтеры не нужны – по истечении времени ведь оказалось не так. Шахты работают, предприятия нужны, Республика не бросила их и, соответственно, людей.

А теперь, когда происходит какой-либо сбой, наши, говоря политическим языком, «партнеры», естественно, снова начинают вбрасывать, заряжать людей для того, чтобы раскачивать ситуацию изнутри. Но если бы Республике не нужны были эти предприятия, за них бы никто и не брался.

Речь идет не только об угольных, но еще и о металлургических предприятиях – к примеру, впервые за долгое время запустился Алчевский меткомбинат. Если бы все это было не нужно, если бы мы не хотели развиваться, не было бы этих запусков, заработных плат, которые выплачивались и выплачиваются. Мы просто отказались бы от старого.

Да, есть сбои, но они происходят потому, что это перезагрузка, это время перемен. Работу всех предприятий, которые находятся под внешним управлением, сейчас, на начальном этапе, можно оценивать по-разному. Несмотря на то, что прошел практически год, мы все равно на начальном этапе. Хотим мы этого или не хотим – мы должны это понимать.

– Мы можем отказаться от такого концессионера, который попросту бросил своих работников?

– Если бы концессионеру нужны были люди, он бы отсюда не уехал, не побоялся бы ни санкций, ни чего-то другого. Что касается отказа, если государство будет видеть, что это невыгодно, прежде всего, для людей, которые работают на предприятиях, мы, конечно, будем отказываться. Если же мы будем понимать гарантии, видеть перспективы возможного улучшения экономического положения этих предприятий, то это стоит рассматривать.

Но все же мы должны отойти от того стереотипа, который нам вбивали эти 20 лет, и не наступать на те же грабли. Именно от нас зависит судьба и достаток тех предприятий, которые находятся в Луганской Народной Республике. Ждать от кого-то помощи или так называемой подачки – давайте уже от этого отходить. Мы тот регион, который должен встать на экономически правильные рельсы, на которых мы, в принципе, и стояли в большой стране. И запустить на полную программу то, что мы можем. Для этого нужно время. Но мы это все равно сделаем.

– А социальные гарантии работникам от Республики есть?

– Если бы не стоял вопрос как раз социальных гарантий, то всех тех событий, которые произошли с этими предприятиями, просто не было бы.

Для эффективного управления у нас есть штаб, в который входят как представители этих предприятий, так и представители профсоюзов, Общественного движения «Мир Луганщине», которое в прошлом году по своей линии поддерживало многодетные семьи работников и единоразовым денежным пособием, и организацией отдыха. Если бы мы не хотели поднять эти брошенные Ахметовым предприятия, разве мы делали бы это все?

– Угольная отрасль очень дорогая – и не только потому, что требует много средств. Цена угля зачастую исчисляется человеческими жизнями. Поэтому есть проекты, авторы которых предлагают отказаться от добычи угля. А в Донбассе, где запасов угля, по самым скромным подсчетам, хватит на ближайшие 150 лет, мы будем отказываться?

– Повторюсь: наше главное достояние – люди. Отказаться от угля для нас – все равно, что отказаться от людей. Мы просто не имеем никакого морального права это делать. И, несмотря на все сложности экономической блокады, военных действий, мы все равно будем жить, строить и двигаться только вперед.

Просмотров: 95 | Добавил: ovp | Рейтинг: 0.0/0