Главная » 2018 » Август » 30 » «Белая» полоса жизни
09:15
«Белая» полоса жизни

Военные действия украинского правительства, которое агрессией пыталось удержать Донбасс в составе Украины, привели практически к гуманитарной катастрофе. Прекратилось снабжение продовольствием, стала остро ощущаться нехватка продуктов питания, лекарств, медицинского оборудования, строительных материалов.

Под прицельным огнем украинской артиллерии каждый день гибли мирные жители, рушились жилые дома и объекты инфраструктуры.

Выжить в это трудное время народу Донбасса помогла гуманитарная помощь от Российской Федерации.

Кировчанка Мария Филипповна - одна из тех, кто с началом военных действий на Донбассе полностью лишилась средств к существованию, не имея при этом ни сил, ни возможностей, а самое главное – желания уехать. Пенсионерка рассказала о том, как удалось выжить в самое сложное время.

- Мария Филипповна, боевые действия, направленные против мирных жителей со стороны Вооруженных сил Украины, многих выбили из колеи. Кто-то, в поисках «лучшей жизни», покинул родной город. А те, кто остались, выживали, как могли. Почему вы не уехали? Что заставило остаться?

- Некуда мне ехать. Да и почему я должна бросать свой дом? Я здесь родилась, выросла, вышла замуж. Здесь моя Родина.

- А дети?

- Дети мои в России. Как начали бомбить, сразу выехали. Меня с собой звали, я не согласилась. А держать их здесь, рядом с собой, не имела права.

- Финансово помогали вам?

- Финансово – нет. Ведь они сами «на птичьих правах» у родственников жили. Им своих детей кормить надо было. Я их не виню, всё понимаю.

-   Как же вы жили? Пенсию платили?

- Какая пенсия, деточка? Как война началась, так Украина и отказалась от нас. Выплаты прекратились. Знаю, многие ездили на ту сторону переоформлять, а я решила, что если мы не нужны правительству Украины, то и без них как-нибудь проживу.

- А как это, как-нибудь? За что всё-таки жили? За что хлеб покупали?

-  Сбережения, накопленные за прошлые годы, отдала детям. Сама питалась с запасников. Огород-то есть, консервация здорово выручила. А когда все запасы были съедены, стало немного не по себе. Вспоминала рассказы матери о блокадном Ленинграде, как люди с голоду умирали. Жутко было очень.

- И что потом? Как жили-то?

- Как-как, за счет гуманитарной помощи. Питалась в социальных столовках. Правда, предоставлялся только обед. Его норма составляла примерно грамм 250 первого и грамм 150 второго. Но это хорошо. Человеку разве много нужно, чтоб выжить? А вообще это было страшное время. Приходилось под обстрелами, быстренько бежать в столовую, стоять в очередях. Я там не кушала, а брала в баночку домой.

- А почему в столовой не кушали?

- Если честно, стыдно было. Мне 75-й год, 57 лет стажа. Ни дня дома не сидела. Никогда не думала, что государство, которому я отдала своё здоровье, оставит меня без средств к существованию и вынудит, на старости лет, питаться в социальной столовке. Стыдно было и за себя, и за Украину.

Здорово выручали также продуктовые наборы. Для меня это было хорошее подспорье. Низкий поклон гуманитарным конвоям из России, которые доставляли помощь, всем волонтёрам и, конечно же, особое спасибо тем, кто её собирал.

- Мария Филипповна, Украина устроила нам настоящую водную блокаду. Как справлялись с этим?

- С водой, конечно, было намного сложнее. Я ходила по воду в криницу. Наберу водички две пятилитровки - и домой. Ведь обстрелы были страшные, да ещё и прямо нацеленные на нас. Возле криницы приходилось стоять в очередях несколько часов. Ведь это был единственный источник во всем городе.

- Хватало-то двух пятилитровок?

- Старалась растянуть на дольше. Если честно, было и такое, что ела неделю из одной тарелки. Слава богу, свет и газ были. Так я поем, а тарелку грязную чуть протру и в холодильник ставила, чтоб не завонялась. В одной воде и мылась, и подстирывала.

- Я смотрю у вас печное отопление. Уголь покупали?

- Да ты что, детка! Откуда такие деньжищи? Я ходила на мусорник и собирала жужалку. Потом просеивала, ведь когда из печки выгребают, то и уголёк остаётся. Так я просеивала, и что оставалось - печку топила. В посадку ходила, хворост собирала. Так и жила.

Конечно, ходить по мусоркам, мягко говоря, неприятно. Я переживала, что знакомые увидят, и будут обсуждать. Ещё подумают, что с помойки ем. Но на тот момент это был единственный способ выживания.

- А помощь денежная была какая-то?

- Да. Пенсию я не получала месяцев шесть. Так вот от Республики мне дали помощь 1800 гривен. Тогда ещё гривны ходили. А сейчас я раз в три месяца помощь получаю, ведь пенсия минимальная, да и на лекарства много уходит.

- Мария Филипповна, а медикаменты бесплатные давали? Или приходилось покупать?

- Мы – жители прифронтовой территории, как никто другой, особо нуждаемся в медикаментозном лечении. Особенно в условиях блокады. Ведь аптеки не работали, а если и работали, то ассортимент, мягко говоря, совсем не радовал. Даже если и удавалось найти нужный препарат, то купить его мне было не за что. Периодически я, как и многие кировчане моего возраста, прохожу лечение в нашей больнице. Медикаменты выделялись и выделяются бесплатно – по линии гуманитарной помощи. В больнице есть списочный перечень медикаментов, которые при госпитализации можно получить бесплатно.

Хочу отметить, что в палатах тепло, чисто, персонал вежливый. Кроме того, и питание хорошее. Так что ещё и на продуктах можно сэкономить.

А я один раз разговор двух пациентов подслушала. Мужчины говорят, мол, что специально не ходят кушать в больничную столовую, поскольку знают, что туда придут люди, которым нужнее. А у них есть семьи, которые позаботятся о них и привезут продукты, если надо.

- Страшно было, когда «Грады» летели?

- Страшно. Стреляли днем и ночью, на окраинах и в центре. Страшнее всего было под утро – тогда земля особо дрожит. Но еще хуже, когда залпы прерывались. Тишину слушали с соседями. Мы знали: чем дольше пауза, тем пуще будут взрывы.

Перевести дух можно было только после обеда. Тогда можно даже было на улицу выйти. В подвал я не спускалась. Ведь чему быть, того не миновать. Помирать - так в своей хате и с песней.

Самое интересное, что все службы города работали, несмотря на бомбёжки. Коммунальщики едва ли не под огнем восстанавливали разрушенные коммуникации. Учителя и медики ходили на работу. Дети посещали детские сады и школы.

- Соседи помогали друг другу?

Помогали. Ты знаешь, война нас сплотила. Делились чем могли. Помню, соседка получила гуманитарную помощь. А я ещё тогда не получала. Так вот она мне половину полученного принесла и ещё картошки. Так и выживали.

- Как вы можете оценить нынешнее положение дел в Республике?

- Конечно, по сравнению с 2014 годом жизнь в Республике кардинально изменилась в лучшую сторону. Это небо и земля. На данный момент налажена работа всех социальных учреждений, на регулярной основе осуществляются социальные и пенсионные выплаты. Читала в газете, что руководство Республики изыскивает возможности для постепенного увеличения размеров выплат. Рабочие места появляются.

- Мария Филипповна, а новости откуда узнаёте? «Сарафанное» радио работает?

- Телевизор смотрю – «Луганск-24». Как увижу белые КАМАЗы – значит, братья к нам помощь везут. Сразу на душе отрадно. А так  газеты читаю. Люблю «Информационный вестник» – там все городские новости и «Республику». Ну, радио, правда, только местное слушаю.

- А сейчас нужна кировчанам гуманитарная помощь?

- Я думаю, всё-таки потребность в гуманитарной помощи постепенно уменьшается. Но кировчане, да и вся наша Луганская Народная Республика, всегда будут благодарны руководству и жителям Российской Федерации за участие, поддержку и неоценимую помощь. Ведь только благодаря их поддержке мы выжили и не сломились.

Просмотров: 20 | Добавил: ovp | Рейтинг: 0.0/0